Нейтан звереет, и монстр с готовностью отзывается — принесите, принесите ему стейк с острым ножом, и все вокруг узнают, что вытравить убийцу из Нейтана невозможно. Они единое целое, Джекилл и Хайд, делящие одно тело и один разум, просто по-разному их использующие. Прилюдное убийство с отягчающими обстоятельствами, во всех новостях. Или... можно и без ножа, голыми руками. Нейтану хватит силы свернуть ублюдку шею за один только неосторожный взгляд, поможет опыт и монстр внутри, личный сорт умертвителя, поставщика на местные кладбища для халявного зидрата. Стервятник мог быть ему благодарен, между прочим.
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » В партии этой нет фаворитов


    В партии этой нет фаворитов

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1

    Фандом: Chess
    Сюжет: основной

    В ПАРТИИ ЭТОЙ НЕТ ФАВОРИТОВ
    https://imgur.com/sTjRvhg.png https://imgur.com/bw6HrWQ.png https://imgur.com/wHM5ivP.png

    Участники:
    Florence Vassy, Freddie Trumper

    Время и место:
    Бангкок, 1982 год, следующий день после финальной игры Сергиевского и Виганда


    Турнир за первенство мира завершился победой Анатолия Сергиевского, однако счастья это никому не принесло. Флоренс ушла от него, сам Сергиевский заключил договор с Молоковым и летит обратно в Союз, о чем узнал его вечный соперник Фредди Трампер, оказавшийся прошлым вечером в том же баре, что и Сергиевский. А Флоренс решает заглянуть в студию к Фредди, чтобы навсегда попрощаться.

    +2

    2

    Бангкок. Днем он не казался таким загадочным и интригующим. Бары были закрыты до вечера, на улицах появлялись люди, одетые в обычные одежды, которые спешили по своим делам. То тут, то там можно было видеть туристов, которые разглядывали местные храмы. Флоренс знала, что чемпионат мира по шахматам привлек многих любителей этой древней игры, поэтому сейчас в центре города можно легко было обнаружить и американцев, и англичан, и немцев, и французов. Флоренс слышала привычную ей английскую речь, и чувствовала, что хочет, как можно скорее, сесть в самолет до Лондона. А дальше? Кто знает, что будет дальше? После ссоры с Фредди, после отказа ему, она знала, что уже никогда не вернется в Америку. Их пути давно разошлись, еще в Мерано. И хоть он оставался для нее близким человеком после стольких лет, в одну реку нельзя было войти дважды.
    За те дни, что Флоренс пробыла в Бангкоке, она поняла, что так и не узнала города. Большую часть времени она провела в гостинице. Анатолий был полностью поглощен в игру, в борьбу с Вигандом, и даже не думал о том, что чувствует Флоренс.
    "Игра всегда важнее игроков", - сказал ей год назад главный арбитр матча в Мерано, и теперь Флоренс прекрасно понимала, что он был прав. Для Анатолия игра всегда была важнее всего. Это сейчас, после того злосчастного интервью, свидетелем которого она стала, она понимала, что Сергиевский готов был идти по головам, ради своей игры. То, что чувствуют его близкие, его мало когда волновало. Он легко оставил свою жену Светлану ради Флоренс, а теперь также легко готов был променять Флоренс на свои проклятые пешки.
    Флоренс качнула головой. Нет, нельзя думать об этом сейчас. Она уже все решила. Она сама ушла от Сергиевского, и пока все праздновали его победу, она собрала чемодан и переехала в другую гостиницу. Почему же сейчас ее все так это злит? Флоренс приказывала себе не думать о Сергиевском, но сделать это оказалось намного сложнее, чем она думала. Мысли ее то и дело возвращались к Анатолию, и она ловила себя на мысли, что руки сами тянуться к телефону в гостиничном номере, чтобы набрать номер их гостиницы, где они остановились, и попросить Анатолия Сергиевского к телефону.
    Но она не сделала этого. Заставила себя не сделать. Вместо этого купила билет до Лондона на день раньше, чем они планировали вернуться домой с Анатолием. Рейс был поздним вечером, поэтому Флоренс решила завершить еще одно дело. Необходимо было попрощаться с Фредди. Их последняя ссора, когда они кинула ему обвинения во лжи, не давала ей покоя. Она понимала, что незаслуженно обвинила Фредди. Остыв Флоренс осознала, что тот не стал бы манипулировать такими важными для нее вопросами, как отец. Поэтому, скорее всего, он и сам был уверен в том, что ее отец жив. Русские вполне могли убедить его в этом, а Фредди лишь хотел ей помочь. Флоренс чувствовала, что должна была извиниться.
    Одев светлый плащ поверх серого костюма и взяв с собой лишь небольшую дамскую сумочку (чемодан она оставила на ресепшене в отеле), Флоренс отправилась в студию Global Television. Она шла на удачу, ведь Фредди мог уже уехать обратно в Америку или просто отсутствовать в студии, но в таком случае Флоренс решила, что не отступит, постарается узнать, в какой гостинице он остановился и находиться ли еще в Бангкоке.
    На охране Флоренс протянула паспорт и представилась помощницей чемпиона мира Анатолия Сергиевского. Никто еще не мог быть в курсе о разладе между ними, поэтому Флоренс беспрепятственно пропустили внутрь. Вряд ли кто и заметил, что ее не было, когда после матча у победителя брали интервью.
    На вопрос о том, может ли она увидеть мистера Трампера, ей ответили утвердительно. Это придало Флоренс сил. Значит, она сможет хотя бы с ними расстаться без этих глупых взаимных обид. Глубоко вдохнув, желая унять дрожь в руках, Флоренс пошла мимо студий, пока не замерла у одной из них. Именно здесь снимали то интервью. Флоренс видела два кресла, которые были отвернуты друг от друга и которые освещал лишь тусклый технический свет. А перед глазами, как наяву, появилась ярко освещенная студия, две камеры и стройная молодая блондинка, которая выходит. Светлана Сергиевская.
    Флоренс качнула головой, отгоняя непрошенные воспоминания.

    +2

    3

    Турнир окончательно завершен, победитель определен, пора расходиться - это буквально витало в воздухе. Часть заинтересованных лиц успела уехать, многие собирались сделать это сегодня-завтра, но в студии Global Television кипела работа. Журналисты буквально цеплялись за каждого, кто был готов высказаться на тему турнира, и старались собрать по свежим следам самые сливки, самые яркие впечатления и мнения. Телефоны раскалялись, работники студии носились туда-сюда со списками вопросов и очередными идеями, кого еще можно выцепить сегодня на интервью, но съемки стояли. Фредди с тоской просмотрел свой график на сегодня. Какого черта он приехал так рано? В кадре ему предстоит появиться не раньше, чем через час, можно было спокойно поспать после ухода Сергиевского, а не рваться на любимую работу, едва приведя себя в порядок. Любимую, да... Всего год назад он сам был под пристальным вниманием камер, другие ловили каждое его слово, у него выпрашивали интервью и готовы были за это платить, сколько бы он ни потребовал. А теперь он делает все, чтобы внимание было направлено мимо него. Нет, он не жаловался, но... но.
    - Мне принесут еще кофе, в конце концов? - то ли рявкнул, то ли простонал он устало, потирая ладонями лицо. Глаза слипались, в голове гудел не до конца выветрившийся алкоголь, и было желание снова почистить зубы. В третий раз за сегодня.
    - Мог бы и сам налить, - беззлобно отозвалась ассистентка, ставя перед ним чашку американо.
    - У тебя вкуснее. - Фредди слегка наподдал ей по бедру планшетом.
    Она делано нахмурилась, но не удержалась от улыбки. Шахматный гений, ну надо же, кто бы мог подумать.
    - Кстати, там ждет секундант Сергиевского, хочет видеть тебя. Не могу понять, с ней договаривались? В планах этого нет, и лучше бы тогда поговорить с самим Сергиевским, вчера он едва пару слов проронил...
    - Кто?! - Фредди сначала не понял. Не понял настолько, что, привыкший все оценивать быстро, решения принимать еще быстрее, и всегда гордившийся своей сообразительностью, попросту растерялся. - Молоков?
    - Да какой Молоков? - Девушка досадливо махнула рукой. - Эта рыженькая англичанка, Флоренс Васси. Она... - "была твоим секундантом в прошлом году, Фредди".
    Ассистентка прикусила язык, но Трампер понял. Внутри кольнуло, мозг снова включился, заработал на бешеных оборотах, обрабатывая какую-то невероятную информацию. Флоренс здесь? Хочет видеть его? Безумие. Может, он все еще спит в своем номере, пьяный в - как там у русских? в z'uz'u? - и это лишь сон?
    - Если она захочет дать комментарии по матчу, давай снимем, пока есть время! - Ассистентка повысила голос в стремительно удаляющуюся спину Трампера, но ответа не получила.

    Не сон. И определенно не ошибка - эту женщину он узнал бы из сотен и тысяч, другой такой не было. Флоренс стояла у тех самых декораций, где снималось интервью с Сергиевским. Зачем она здесь? Неужели передумала насчет сделки, отца, счастливого воссоединения? Нет, слишком дерзкие фантазии даже для того, кто привык требовать и получать невозможное вопреки всему. Приз, который Фредди Трамперу уже никогда не завоевать. Или?..
    Он привычно засунул руки в карманы брюк, вскинул голову, сверля ее взглядом, и лишь потом произнес:
    - Флоренс? Мне передали, ты хотела меня видеть.
    Семь лет он не представлял жизни без нее. Она заботилась, терпела, уговаривала, сглаживала острые углы и была рядом, пока он выгуливал свой неуемный характер, пока зарабатывал деньги для себя и нее, пока играл, погружаясь в стратегии и вариации партий так глубоко, что не видел ничего вокруг. Диковатый волчонок, выросший практически без семьи, воспитавший себя сам - таким она подобрала его в двадцать, когда его железобетонная самоуверенность граничила со страхом поражения, страхом настолько сильным, что иногда он просто отказывался играть, прикрываясь очередными сумасбродными требованиями. Величайший шахматист с острым, почти сверхчеловеческим умом, и потерянный вчерашний подросток - таким был Фредерик Трампер, самый юный чемпион США, самый юный чемпион мира.
    За семь лет с Флоренс он изменился. За год без нее - изменился еще больше. За те несколько мгновений, пока она не повернула в его сторону голову, он, кажется, повзрослел или постарел еще на десяток лет.

    +3

    4

    Со Светланы Сергиевской все и началось. Точнее - закончилось. Можно было сколько угодно тешить себя мыслью, что если бы жена (черт, а ведь она даже не бывшая!), что если бы жена Анатолия не приехала в Бангкок, то ничего этого не было. Но сейчас лгать себе уже не имело никакого смысла. Не Светлана Сергиевская стала причиной этого скандала. Флоренс видела, знала, что Анатолий отдаляется от нее все больше и больше, все больше вновь погружается в себя, запираясь ото всех. Она просила, умоляла его сосредоточиться на ней. Раньше у нее это получалось с Фредди. Она всегда знала, что является его поддержкой и опорой, знала, что в случае каких-либо неприятностей, он не закроется от нее. Скорее наоборот, это она поможем ему найти верный путь. Анатолий же... Анатолий же просто упрекнул ее в том, что она хочет дешевого скандала. Она? Та, которая перечеркнула всю свою прошлую жизнь ради него?
    Глаза защипали. Флоренс почувствовала непрошенные слезы, но тут же смахнула их. И вовремя. Она услышала сначала шаги, а потом и голос.
    Она не знала, как правильно или не правильно. Не хотела сейчас давать оценку себе и людям, которые окружали ее. Она сколько угодно могла упрекать Анатолия в его безразличии к ней, Фредди - в его эгоизме, но от этого прошлое уже не вернуть. Все, что было пройдено придется принять. Но сейчас она, по крайней мере, может извиниться.
    Флоренс твердо решила - она уезжает. Возвращается в Англию, а оттуда - хоть на край света. Подальше от шахматного мира, подальше от интриг, скандалов, бесконечных переживаний. Но она не могла уехать просто так, не могла вычеркнуть из жизни человека, с которым прожила семь лет, не могла не извиниться за все то, что она наговорила. Теперь она понимала, какими резкими были ее слова по отношению к Трамперу. Он не мог знать, что задумывает Молоков, этого никто не знал. Он действительно хотел ей помочь. И даже предлагал Анатолию проиграть. Из-за нее.
    Удивительно, но этот бессовестный русский Молоков оказался самым прозорливым.
    Флоренс обернулась. Она надеялась, что слезы вновь не подступят к глазам. Только не сейчас. Потом, потом она подумает и об Анатолии, и о том, что видела его во время матча последний раз.
    - Я не вовремя? - Спросила Флоренс. Слова давались с особым трудом. Она понимала, что между ними уже не может быть "как обычно" после всего того, что она сделала. Она. Это ни Фредди бросил ее, ни он довольно грубо отверг любые попытки примириться. Но если она не поговорит с ним сейчас, но не сделает этого никогда. И тогда она точно не простит себя за это.
    - Если у тебя эфир, то я могу прийти позже, - слова, как попытка убежать. Флоренс прекрасно знала, что позже она уже не вернется сюда никогда. Только здесь и сейчас она сможет начать этот разговор. Она оглянулась. Вокруг по-прежнему было тихо. Никакого эфира, никаких посторонних людей. Этого разговора не миновать.
    Флоренс вздохнула, и на лице появилась улыбка. Робкая. Неуверенная. Такая улыбка больше бы подошла двадцатидвухлетней девушке, которая только-только переехала в США. Но в этом жесте была какая-то надежда. Надежда на то, что Фредди не злиться на нее и захочет ее выслушать.
    - Я уезжаю, - она говорит первое, что приходит на ум, лишь бы не молчать. Потому что, если не скажет, то точно найдет повод развернуться и уйти. Она подняла глаза на Фредди, пытаясь понять, как он отреагировал на ее приход. - Я уезжаю в Англию. Одна, - зачем-то добавила она, и продолжила. - Наша последняя встреча была очень плохой. Я не хочу уезжать отсюда не извинившись перед тобой и не помирившись. Я по-прежнему считаю, что моего отца уже нет в живых, а Молокову доверять не стоило бы, но... я не должна была говорить с тобой так резко тогда. Ты лишь пытался мне помочь. Я... бы никогда не поверила Молокову и не позволила бы Ана... Сергиевскому проиграть, но это не значит, что я должна была быть с тобой так груба.

    +1


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » В партии этой нет фаворитов


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно