Нейтан звереет, и монстр с готовностью отзывается — принесите, принесите ему стейк с острым ножом, и все вокруг узнают, что вытравить убийцу из Нейтана невозможно. Они единое целое, Джекилл и Хайд, делящие одно тело и один разум, просто по-разному их использующие. Прилюдное убийство с отягчающими обстоятельствами, во всех новостях. Или... можно и без ножа, голыми руками. Нейтану хватит силы свернуть ублюдку шею за один только неосторожный взгляд, поможет опыт и монстр внутри, личный сорт умертвителя, поставщика на местные кладбища для халявного зидрата. Стервятник мог быть ему благодарен, между прочим.
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Другие истории » we could live like legends


    we could live like legends

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    ДРУГИЕ ИСТОРИИ

    Фандом: скандинавская мифология

    we could live like legends

    https://i.imgur.com/Yox70RT.png

    Участники:
    Hel & Fenrir

    Время и место:
    ~1780


    Сквозь время и пространство, чтобы встретиться вновь после краха мира

    Предупреждение:
    18+

    [nick]Wilhelm [/nick][icon]https://i.imgur.com/dGBE3V0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/PXt89yl.gif[/sign][lz]<div class="lzname"> <a href="ссылка">Фенрир</a> </div> <div class="fandom">скандинавская мифология</div> <div class="lzinfo">There's a monster livin' under this hide</div>[/lz]

    +1

    2

    [nick]Hel[/nick][status]Fleur du mal[/status][icon]https://i.imgur.com/y0oVHHA.jpg[/icon][lz]<div class="lzname"> <a href="ссылка">Hel</a> </div> <div class="fandom">Скандинавская мифология</div> <div class="lzinfo">We standin' under the blood moon, I know, that I love you</div>[/lz]

    Восемнадцатилетняя Лилиан, дочь графа Роберта Оллфорда, смотрела на танцующие пары и в бессильной ярости комкала платок. Она ненавидела этот пышный бал в городской ратуше и всех этих людей вокруг. «Будьте вы все прокляты, чертовы ублюдки», - хотелось закричать ей так, чтобы каждый в этом зале ее услышал. Но юной мисс не пристало так выражаться. И злиться. Ей положено быть милой и благовоспитанной. Ведь она – почти невеста. И это «почти» исчезнет сегодня, совсем скоро, когда будет объявлено о помолвке детей двух знатных семей Кентербери.

    Лилиан скрежетнула зубами. Ее мнение, разумеется, об этом сомнительном союзе никто не спрашивал. Просто граф Роберт решил, что дочь – это отличное средство умножить свою власть и богатство. Он объявил ей «потрясающую» новость на днях. И за это время Лилиан попыталась сбежать из дома и отравиться. Но все ее попытки, увы, не увенчались успехом. Папенька приставил к ней самых верных своих людей. Потому что никто и ничто не может помешать осуществлению его далеко идущих планов.

    Да и дочь, признаться, досталась ему с причудами. Упрямая, вспыльчивая, с тяжелым взглядом, прожигающим до самых пяток. В кого только она такая уродилась? В народе сказали бы, что ребенка в колыбели подменили злые духи. Но скорый брак ее образумит и остепенит. Граф Роберт был в этом совершенно уверен. Берт, сын его друга, графа Уолтера, станет его дикарке хорошим мужем.

    - Мисс Лилиан, - зашептала ей на ухо миссис Норрис, которую приставили приглядывать за ней на балу, - не хмурьтесь и перестаньте сутулиться.

    Лилиан даже внимания не обратила на ее слова, только плечом раздраженно дернула. Во-первых, она с детства не любила свое имя, оно казалось ей каким-то дурацким. Во-вторых, она слишком была погружена в свои невеселые мысли. Ее жизнью распорядились. И это… так глупо. Девушка вздохнула и прикрыла глаза. Ей всегда казалось, что никакая она не Лилиан Оллфорд, и просто занимает чье-то место. Какой-то приличной добропорядочной леди. И душа ее, запертая в этом теле, тосковала и томилась. Хотя дочь графа Роберта этого, конечно, не осознавала в полной мере.

    Иногда ее тревожили сны. Странные. Страшные. Земля горела под ногами, и мир вокруг как будто рушился. Но рядом всегда был кто-то еще. Второй. Близкий. Она чувствовала его силу, его пальцы, сжимающие ее руку. Видела его взгляд. Полный силы, ярости и боли. Слышала свой крик, обрывающийся на самых высоких нотах. И просыпалась всякий раз в слезах и с тягостным ощущением утраты. Как будто случилось непоправимое.

    Откуда были эти сны? Почему они повторялись? Нечасто, но… Всякий раз они пробуждали в ней тоску. Глухую, неизбывную. О том, чего она сама до конца не понимала.

    Окружающие, даже члены ее семьи, всегда считали Лилиан странной. Будто не от мира сего. Она и сама так считала, порой, пугаясь вспышек собственной ярости, во время которых почти не контролировала себя. Разве благовоспитанная девушка может так вести себя?

    А кто? Кто может? На этот вопрос у дочери графа Оллфорда ответа не было.

    - Лилиан, дочка, скоро мы сделаем важное объявление, - подошедший отец заговорщически подмигнул ей. – Ты будешь самой счастливой.

    Видимо, что-то изменилось в ее взгляде или в выражении лица, отец попытался удержать ее за руку, потом - за плечо, но не смог. Лилиан вывернулась и выбежала из зала, отшвырнув в сторону истерзанный платок.

    Ей чертовский сейчас хотелось плакать. От собственного бессилия, от злой тоски, высасывающей душу. И она бежала без разбора по коридорам, пока не выбралась на небольшую смотровую площадку с балконом.

    «Не бывать этому браку! Лучше я вниз прыгну», - с такими мыслями мисс Лилиан Оллфорд опасно перегнулась через каменный бортик, а потом и вовсе попыталась на него забраться.

    В этот момент она не испытывала абсолютно никаких эмоций.

    Отредактировано Satine (2021-09-29 20:11:54)

    +1

    3

    Зима выпустила свои ледяные ветра на волю из огромного каменного ларца, где они томились слишком долго. Ветра отправились в путь, далеко-далеко на север, к землям, что считались достаточно вполне себе пригодными для жизни. Смешались они с соленой океанской водой, чтобы высечь замороженные кристаллы соли в вечно хмурое, серое небо. Все реки и озера в один миг покрылись толстой коркой льда до самого дна, такой же прочной, что и сталь. Вгрызлись они и в черную землю своими ледяными зубами, оставив на ней серебристый узор.

    Чувство присутствия кого-то иного не покидало. Сквозь свист ветра, слышалась тихая поступь по хрупкой ледяной корке. Взгляд тяжелый, изучающий, но слишком внимательный, будто пытающийся уловить каждое движение. Так бывает, когда случайно заходишь на чужую территорию, и за каждым твоим шагом следит чей-то настороженный взгляд. Не нападает, но следит, пока что еще изучая, не выходя из тени, но готовый в любой момент к атаке.

    — Время пришло, — где-то на периферии услышал голос, слишком грубый даже для мужского голоса, неизвестно где, но уже слышанный им. Пришло для чего? — этот закономерный вопрос повис в воздухе, невысказанный, но понятый. Воздух звенел, сродни маленьким серебряным колокольчикам на ветру.

    Через секунду он услышал ответ. Устремив взгляд вверх, заметил, что на фоне густого и черного, как смоль неба, проступили звезды, напоминающие собой маленьких светлячков. Воздух становится все холоднее, маленькими иголками впиваясь в легкие. С каждой секундой тяжелее дышать. Холодные ветра Зимы выстуживают тепло, отчего пальцы деревенеют, и их уже почти невозможно согнуть без боли. Где-то в глубине неба в безмолвном треске разрушаются звезды. Лунный диск бледнеет, а после и вовсе пропадает с небосклона, будто поглощенный невиданной силой. Тьма разливается на землю густыми чернилами, вобрав в себя все звуки жизни.
    — Время пришло, — ответ звучал требовательно и настойчиво сквозь звенящую пустоту.

    Вильгельм проснулся резко, пытаясь сфокусировать зрение на хоть каком-нибудь предмете обстановки. Подобный сон не был редкостью. Ему и до этого снилось нечто подобное: огромные каменные существа, покрытые травой; гигантские змеи, размером достигающие облаков; густой, темный лес, не имеющий конца и края, где росли вековые деревья, чьи кроны сплелись так густо, что не пропускали солнечный свет. А еще место, где Вильгельм точно никогда не был, с прекраснейшими зданиями, устремленными в синее небо, в которых жили удивительные люди. Вильгельм никогда и никому не рассказывал о своих снах. Не хватало еще, чтобы обвинили в сговоре с нечистой силой. Или могли вызвать экзорциста. Но после подобных снов, Вильгельм тосковал, но он мог объяснить почему. Будто утратил нечто ценное, но и не мог вспомнить то, что утратил.

    Вильгельм попытался прислушаться к посторонним звукам. Но ничего, кроме звенящей тишины не услышал. «Неудивительно, - хмыкнул он, напомнив самому себе, что еще даже солнце не встало. Вильгельм все же попытался напрячь свой вслух вновь, потому как эта тишина действовала на нервы. И где-то вдали он услышал пение первых петухов. Начинался новый день.

    - Граф Оллфорд устраивает пышный бал в городской ратуше по случаю помолвки своей единственной дочери, - начала маменька, когда они собрались всем семейством в большой гостиной за завтраком.

    - Ох, неужели они все-таки нашли партию для этой несносной девчонки? – возразил отец, намазывая превосходное сливочное масло на хлеб.

    - Да, и это Берт, сын графа Уолтера! Я поражена, что Берт решился на этот брак! Она же дикая и необузданная. Леди должна быть кроткой, как овечка.  Это все потому что у нее не было материнской руки.  Но ничего, думаю, что граф Уолтер обуздает и эту норовистую  лошадку, – едва не лопаясь от удовольствия, делилась последними сплетнями маменька. Не зря же вчера им наносила визит виконтесса Грейсток. Они долго шептались и пили чай в малой гостиной, перемывая косточки всем соседям в округе. – Нас тоже пригласили, кстати.

    Маменька сказала это с видом, будто по-другому не может быть. Несмотря на то, что кроме титулов и похвастаться то не было чем. Увы, род Квинси не был таким богатым как раньше. А все из-за непутевого деда, что проиграл в карты большую часть фамильного состояния. Но вся эта гордость и спесь сохранилась, несмотря ни на что.

    - Ох, неужели? И когда? – Вильгельм откровенно не хотел ехать на эту ярмарку тщеславия. И ведь там как обычно соберутся все сливки общества.

    - Завтра! Там, несомненно, матроны привезут своих дочерей на выданье. Где еще как не там присмотреть подходящую партию для своей дочери? – резонно заметила маменька. – Присмотрим заодно подходящую невесту Вильгельму. Он уже у нас большой.
    Вильгельм едва не сполз под стол от такого поворота судьбы. И по взгляду матери он понял, что отвертеться будет невозможно.

    В городской ратуше было полно народа. Просто яблоку некуда упасть. Граф Оллфорд не поскупился, что отпраздновать помолвку своей дочери. Об этом не было объявлено официально, но каждый, кто находился в зале знал, что праздничное событие было именно по этому поводу. Осталось только дождаться только официального оглашения.

    Играла музыка, гости вовсю предавались греху чревоугодия, потому как граф не пожалел денег на яства, так что столы буквально ломились от вкуснейших блюд. Вильгельм не понимал, что он здесь забыл. Но маменька каждые пять минут старательно знакомила его с девицей из благородной семьи, коих тут было уж слишком много. Через минут сорок, Вильгельм не смог вспомнить имени ни одной из представленных девиц. От духоты у него разболелась голова. Воспользовавшись заминкой, когда музыканты перестали играть, и все внимание гостей сконцентрировалось на хозяине вечера, Вильгельм вышел на свежий воздух.

    - Неужто тишина, - голова все еще гудела, но стало легче дышать. В этих скоплениях людей Вильгельм чувствовал себя неуютно. А еще и танцевать приходилось, то с одной, то с другой девицей. Он надеялся, что на этом празднике жизни не заметят его отсутствия. Да даже если и заметят, то ничего такого не произойдет. Маменька успела шепнуть, что нашла три идеальных кандидатки на роль будущей жены Вильгельма, так что выбор оставался только за ним. И ему, честно говоря, и выбирать –то не хотелось.

    На смотровой площадке было тихо. Шум от гостей не смог проникнуть сюда, так что здесь было просто идеальное место, чтобы сделать передышку. Вильгельм уперся руками в каменное ограждение, вдохнув холодный вечерний воздух. Несмотря на то, что был июнь, ночи были все еще холодными.

    Тишина для Вильгельма длилась недолго. Слух уловил стук каблучков по каменным плитам коридоров. Он решил спрятаться в тени соцветий плюща, что успел бурно разрастись по стене ратуши, чтобы посмотреть на того, кто так стремительно бежит к смотровой площадке. Или на ту. Еще пару секунд, и на площадке появилась девица, которую Вильгельм не видел, да и знаком с ней не был. Или просто не успел познакомиться. Она явно была чем-то огорчена.

    - Леди, может не стоит? – предупредительно начал Вильгельм, голосом обозначив своей присутствие. Что творилось в голове этой девице непонятно, но Вильгельм опасался худшего. Что она решила сигануть прямиком на твердые плиты мостовой. Не просто так же она так опасно перегнулась через каменный бортик. Вообще, он нарушает массу правил приличия, находясь наедине с этой девицей. Но что хуже, этикет или непоправимый грех самоубийства? Да и жалко ему стало дуреху, глядя на ее бледное лицо, которое казалось ему смутно знакомым. Но Вильгельм точно знал, что не видел ее никогда.

    [nick]Wilhelm [/nick][icon]https://i.imgur.com/dGBE3V0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/PXt89yl.gif[/sign][lz]<div class="lzname"> <a href="ссылка">Фенрир</a> </div> <div class="fandom">скандинавская мифология</div> <div class="lzinfo">There's a monster livin' under this hide</div>[/lz]

    Отредактировано Sorci (2021-10-30 18:10:54)

    +1

    4

    Умереть прямо сейчас. Вот так просто. Настолько, что у Лилиан даже сердце чаще не забилось, когда она опасно перегнулась через каменный бортик. Это могло произойти в любой момент. Но на душе было пусто и спокойно. Там уже давно царил лишь холод. Иногда  девушке казалось, что это странное чувство было с ней с самого рождения.

    Да и к смерти у нее отношение всегда было особенное. Она не видела в ней трагедии. И ею, по ее мнению, ничего не заканчивалось. Когда хоронили старого мистера Оллфорда, ее деда, а затем и его супругу, Лилиан была еще маленькой девочкой, но она и слезинки не проронила по своим близким родственникам, которые в ней души не чаяли. И этим неприятно удивила близких. Они, наверное, посчитали, что девочка просто не понимает, что произошло, раз не скорбит вместе со всеми. Ее нянек нередко пугали игры, в которые играла маленькая Лилилан. Она рассаживала вокруг своих поломанных кукол, а сама садилась в центр и воображала себя над ними главной. Со стороны это выглядело довольно странно. Но, пока девочка была маленькой, все списывалось на ее детский неразвитый ум и бурную фантазию.

    Когда она подросла, ей стали сниться сны. Темные, тягучие, словно расплавленная смола. Она увязала в них, и после не могла проснуться. В них все вокруг было объято пламенем. Чьи-то руки тянулись к ней из-под земли. Чьи-то глаза наблюдали за ней. Тревога разъедала ее сердце. Она бежала. И не могла убежать. Лишь иногда в эти сны, наполненные страхом, тоской и безысходностью, вмешивалось что-то. Или кто-то. В моменты, когда земля уходила из-под ног, кто-то невидимый держал ее за руку. Он был рядом. Плечом к плечу. Кто-то близкий ей. Наяву никто из окружающих не вызывал у нее таких теплых чувств. И от этого было еще больнее. Приходила в себя Лилиан только от собственного крика, полного бессильной ярости. Доктора выписывали ей успокоительное, снотворное. Но ничего не помогало. Родители были в отчаянии.

    Чтобы как-то развлечь дочь, они решили обучить ее верховой езде. Но и тут что-то не задалось. Дамское седло было выброшено сразу. К ужасу матери Лилиан ездила верхом по-мужски. На конюшне она выбрала себе черного злого и еще плохо объезженного жеребца. Пару раз он сбрасывал девчонку (чудом обошлось без серьезных травм), а потом они как-то незаметно спелись. На своем жеребце Лилиан легко перемахивала через ограды и маменькины любимые розовые кусты. И никого не желала слушать. Так что родители хотели как лучше, а в итоге заработали себе очередную головную боль.

    Разве так поступают приличные благовоспитанные леди? Они должны быть тихими и кроткими, мечтать о счастливом замужестве и о большой дружной семье. А не носиться угорелой кошкой по поместью. Не бунтовать. Не спорить с родителями. И вообще. Нет, определенно что-то с этой Лилиан было не так. Будто ее точно кто-то в детстве подменил. Или сглазил. По крайней мере, так шептались за ее спиной окружающие. Теперь наставить на путь истинный ее должен был супруг - долговязый и глуповатый Берт Уолтер. Ха-ха три раза.

    Лилиан смотрела вниз, на мостовую. И думала о том, что сейчас для нее эта глупая и пустая человеческая жизнь закончится. Жаль, что она так наяву и не испытала того чувства тепла и надежности от присутствия другого, которое иногда было в ее снах.

    В этот момент она услышала голос и вздрогнула. Он звучал где-то совсем рядом. Так она что все это время была тут не одна? Лилиан резко развернулась и уставилась на говорившего. Парень. Незнакомый ей. И в то же время, как будто она его знала. Или он ей кого-то напоминал. Но кого? Хм. Странное чувство.

    - Что вы тут делаете? - Лилиан и близко не напоминала кроткую и благовоспитанную леди, какой ей следовало быть при встрече с юношей. Она прижалась спиной к бортику, отказываться от своих планов свести счеты с жизнью девушка не собиралась. - Идите к черту. Мне нужно побыть одной. Прямо сейчас. Ясно? Чао.

    Лилиан была свято уверена, что этого будет достаточно, чтобы джентльмен шокировался и оставил ее наедине с ее намерениями. Она даже не стала проверять - ушел ли он. Конечно, ушел! Леди ведь попросила. Лилиан развернулась и подобрав платье, решительно поставила ногу в чулке с кокетливыми бантиками на бортик, одновременно хватаясь за него рукой, чтобы подтянуться и влезть наверх, готовясь бескрылой птицей рухнуть на мостовую.

    [nick]Hel[/nick][status]Fleur du mal[/status][icon]https://i.imgur.com/y0oVHHA.jpg[/icon][lz]<div class="lzname"> <a href="ссылка">Hel</a> </div> <div class="fandom">Скандинавская мифология</div> <div class="lzinfo">We standin' under the blood moon, I know, that I love you</div>[/lz]

    Отредактировано Satine (2021-11-01 21:34:42)

    +1

    5

    Что я здесь делаю? Хороший вопрос, - невольно подумал Вильгельм, когда их взгляды встретились. – Вообще-то, я хотел всего лишь подышать свежим воздухом, а здесь вы, решили покончить с собой. Очень некстати.

    Девица показалась ему на редкость дерзкой и острой на язык. За пару секунд она успела послать ко всем чертям, потребовав оставить ее в покое. Вильгельм не помнил, что видел ее среди прибывших гостей. Но, если подумать, то и гостей в это вечер прибыло много. Казалось, что граф Оллфорд пригласил половину Англии. И еще часть прибыло с соседних королевств до кучи. Настоящий цветник из молодых незамужних леди, которых маменьки решили удачно выдать замуж. Так что Вильгельм мог запросто пропустить эту «мисс острый язык», потому как матушка очень активно начала знакомить своего сына с самыми прекрасными невестами на этом балу. Но почему-то Вильгельму казалось, что стоящая перед ним девица, и есть та самая дочь графа Оллфорда, о которой ходили не самые лестные отзывы. Та самая, которую и должен был приструнить Берт в будущем замужестве. И сейчас, глядя на девицу, Вильгельм сомневался, что ему это удастся сделать. Потому как наследник у графа Уолтера был абсолютно бесхребетный. Удивительно, как у него ветра не дуют в животе – так говорила об отпрыске графа нянька Вильгельма. Себе под нос, разумеется, но это услышал Вильгельм. 

    Может не стоит? – девица была настроена решительно. И уже практически забралась на каменное ограждение с удивительной ловкостью. Вильгельм не знал, как поступить правильно в такой ситуации. Будь на ее месте он, наверное, сделал то же самое. Прожить всю жизнь с таким муженьком как Берт – то еще удовольствие. Пойти против воли отца – тоже не вариант. Но с другой стороны, если сейчас не стянет эту девицу с балкона, то, возможно, его спокойно могут обвинить в ее убийстве. Придумать же ведь можно что угодно.
    Черт. Вечно он попадает в какие-то такие ситуации, из которых ему безумно сложно выйти незапятнанным. Почему эта девица не могла выбрать, например, другую смотровую площадку? Или почему его конкретно потянуло в это место. Вильгельм не знал. Как и не знал, почему девица казалась ему такой знакомой. Чисто на интуитивном уровне, хоть и был уверен, что никогда до этого он ее не видел. Странное ощущение.

    Еще секунда и девица уже была полностью на каменном ограждении. Еще такая же секунда, которая могла бы показаться вечностью, и она лежала бы на каменных плитах внизу. Но что-то случилось в этот момент. Вильгельм поклялся, что стало заметно холоднее. И даже на каменных стенах показалась изморозь, какая бывает, когда поздней осенью лужи покрываются инеевой коркой. Вильгельм интуитивно ощутил присутствие чего-то иного.

    Вильгельм сам не понял, как оказался рядом с дочерью графа Оллфорда, каким-то чудом стянув ее с каменного ограждения и поймав до того, как одним мощным ударом от того, места, где стояла девица, не осталось и следа. Огромный монстр, похожий на кусок цельного льда, замахнулся и вновь обрушил свой удар на смотровую площадку, отломив еще один кусок каменного покрытия.

    - Это же ледяной тролль! – невольно вырвалось у Вильгельма, который никогда в жизни не видел нечто подобного. Он слышал про них из сказок, рассказанных ему когда-то старой нянькой, которая, казалось, знала их несметное множество. Конечно, для детского живого воображения они были самыми настоящими. Лишь повзрослев, Вильгельм понял, что все это выдумки. Ничего подобного никогда не существовало. Так ему казалось до этого дня. Чудовище вновь замахнулось своей огромной ледяной рукой, и Вильгельм все-таки успел оттолкнуть дочь графа Оллфорда куда-то в сторону прежде, чем сам потерял сознание от удара.

    Когда Вильгельм пришел в себя, ледяного тролля уже не было видно.  Точнее, вокруг него не было ни души. Только густой и непроходимый лес. Вильгельм каким-то образом очутился в совершенно ином месте. Ветер шелестел в кронах высоких хвойных деревьев.  И, судя по расположению Солнца на небосклоне, по времени был полдень. Это было свершено незнакомое место, где он никогда не был. Но почему-то сейчас у Вильгельма возникло чувство, что он вернулся домой.

    [nick]Wilhelm [/nick][icon]https://i.imgur.com/dGBE3V0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/PXt89yl.gif[/sign][lz]<div class="lzname"> <a href="ссылка">Фенрир</a> </div> <div class="fandom">скандинавская мифология</div> <div class="lzinfo">There's a monster livin' under this hide</div>[/lz]

    +1

    6

    Лилиан даже не сразу поняла, что юноша не ушел. В мыслях она уже совершала то, что задумала. Да ей и осталась-то до этого всего пара шагов. Это так просто - шагнуть в пустоту. И уже ничего не будет - ни родительского давления, ни мужа-дурака, которое ей так активно навязывают. О собственном уходе Лилиан думала спокойно. Странно для девицы ее цветущего возраста, когда жизнь только начинается. Но именно так все и было.

    «Может, не стоит?», - услышала она над ухом. Не в меру любопытный юноша, действительно, был все еще здесь. Он, судя по всему, и не думал уходить. И все это время смотрел, как она, задрав подол платья, лезет на этот чертов бортик. Вот гад!
    - Что? Вы еще здесь? - Лилиан ощутила, как в груди, к самому горлу поднимается ярость. Так он не ушел. Ну, ему же хуже. Она все равно сделает, как задумала. А ему придется смотреть на это. И, может быть, он еще наживет себе неприятностей. Нынче случайный свидетель легко может перейти в разряд соучастников.

    Лилиан посмотрела вниз и вдруг увидела совсем не мостовую. «У меня что - уже галлюцинации?». Там внизу как будто разверзлись врата иного мира. Черные горы, сверкающий снег и лед, мертвая тишина и спокойствие. Этот мир звал ее, буквально затягивал, манил. Как будто что-то знакомое, близкое. Как возвращение домой. Она попыталась сделать шаг навстречу пробирающему до костей холоду, не раздумывая. Но юноша вовремя поймал ее и стащил с каменного бортика балкона.
    - Нет! - Закричала Лилиан, брыкаясь и пытаясь вырваться из его рук, выплескивая в этом крике всю свою ярость, копившуюся в сердце долгие годы ее глупой человеческой жизни.

    Она вдруг вспомнила. И это воспоминание ледяной стрелой пронзило сердце. Лязг железа. Крики. Дикий жар. Мир горел и рушился. Разлетался к чертям собачьим. Она металась, понимая, что проиграла, что скоро все они станут лишь частицами вечного Ничто. Потому что это конец всего. «Ко мне», - звала она из последних сил. «Ко мне!!!». Ее телохранители. Слуги. Души. Никого уже не было рядом. Вдруг будто из небытия чья-то рука схватила ее и дернула назад, пытаясь удержать из последних сил. Она знала Его. Он - единственный, кто остался с ней, кто хотел спасти ее. Удержать. До последней минуты. До последнего вздоха.

    - Ко мне!!! - Закричала Лилиан, сама не понимая, что делает. Крик рвался из ее груди. Хотя в реальности она просто беззвучно раскрывала рот, будто рыба выброшенная на землю хватает ртом воздух. А потом она увидела перед собой ледяное чудовище и заорала, наконец, уже по-настоящему. Но ведь… Чудовищ же не существует. Да? Но вот это огромное, ледяное и очень злобное, похоже, имело иное мнение на этот счет. Оно было живее всех живых. И оно готовилось напасть на них.

    -  Ледяной тролль?! - Переспросила с ужасе Лилиан. - Ты спятил? Это же чертовы сказки!
    В этот момент тварь ринулась на них. Дочь графа Оллфорда снова закричала. Но ее тело сделало все само. Словно оно черпало эти знания в темном омуте памяти. Вместо того, чтобы бежать от тролля в бальную залу, Лилиан двинулась навстречу ему, выставив вперед руки. Ее тонкие руки, которые не могли толком и таз с водой для умывания удержать. На что она надеялась? На что рассчитывала? Мощь тролля обрушилась на нее, и мир как будто взорвался на сотни ледяных осколков, а потом схлопнулся.

    Лилиан с криком ярости рухнула в сугроб. Тролль был неподалеку. Однако мыслей бежать от него у нее даже не возникло. Напротив. Она хмуро смотрела на рычащего тролля, которого не слабо так при падении впечатало в гору. Сейчас она ощущала с ним некую связь. Наверное, нечто подобное чувствует художник к своему творению. Пальцы кололо от холода. Но и от чего-то еще. Сила. Та, что жила в ней все эти годы. Она, наконец проснулась и вырвалась наружу.

    Лилиан выбросила вперед руку направляя на ледяного тролля свою злую силу и развеяла его так что, осталась лишь горстка снега. После этого она осмотрелась. Темно, мрачно, снежно, холодно и тихо. Все, как она любит. И никаких балов и тупых женишков!

    Только кто же она на самом деле? Вряд ли юная дочь графа Оллфорда способна вот так просто развеять ледяного тролля. «Skita i det blå skåpet», - пробурчала она ругательство на языке, который и не слышала никогда.

    Это ее напрягло. Не помнить - кто ты есть на самом деле, весьма печально. У Лилиан было много вопросов. И ни одного ответа. Она вдруг вспомнила того парня, стащившего ее с балкона. Он знал про ледяного тролля. Вероятно, он в курсе и всего остального.

    Только вот куда он делся?

    [nick]Hel[/nick][status]Fleur du mal[/status][icon]https://i.imgur.com/y0oVHHA.jpg[/icon][lz]<div class="lzname"> <a href="ссылка">Hel</a> </div> <div class="fandom">Скандинавская мифология</div> <div class="lzinfo">We standin' under the blood moon, I know, that I love you</div>[/lz]

    +1


    Вы здесь » Musicalspace » Другие истории » we could live like legends


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно