Нейтан звереет, и монстр с готовностью отзывается — принесите, принесите ему стейк с острым ножом, и все вокруг узнают, что вытравить убийцу из Нейтана невозможно. Они единое целое, Джекилл и Хайд, делящие одно тело и один разум, просто по-разному их использующие. Прилюдное убийство с отягчающими обстоятельствами, во всех новостях. Или... можно и без ножа, голыми руками. Нейтану хватит силы свернуть ублюдку шею за один только неосторожный взгляд, поможет опыт и монстр внутри, личный сорт умертвителя, поставщика на местные кладбища для халявного зидрата. Стервятник мог быть ему благодарен, между прочим.
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » What chance has a 17 year old girl?


    What chance has a 17 year old girl?

    Сообщений 1 страница 9 из 9

    1

    Фандом: Repo! The Genetic Opera
    Сюжет: основной

    What chance has a 17 year old girl?
    https://b.radikal.ru/b21/2012/29/b08d48ff8f7b.jpg

    Участники:
    Shilo Wallace & Graverobber

    Время и место:
    Черный рынок, два месяца после оперы



    Drug market, sub-market,
    Sometimes we wonder how we ever got in
    .

    О прогулках, домашних животных и подростковом бунте.

    Отредактировано Graverobber (2020-12-14 14:32:42)

    +3

    2

    После инцидента с ночной вылазкой Шайло на улицу больше не просится. Не боится или стыдится - не хочет упрашивать. Да и как показала нехитрая практика, делать ей там нечего. Лишь изредка, ближе к вечеру, она выбирается на крыльцо, посидеть и поглазеть на пустующую улицу. Оконный проем она сменила на дверной. Разнообразие, ничего не скажешь. Дышать воздухом в этом городе опасно и на цель это мало походит, однако она выходит именно за этим - дышит, читает старую книгу или газету, уведенную у Стервятника, немного думает о своем и уходит обратно. Как кошка, которой прогулки не очень то и нужны, но все-таки любопытно узнать что там снаружи. Каждый раз она разочаровывается, потому что ничегошеньки нового там нет. Источником всего нового в доме является Расхититель. Ну, как нового - нового старого. Впрочем, это никого не смущает. По большому счету, девочке ничего такого и не хочется. Еще ни одно нововведение за последние несколько месяцев добром не закончилось. Надоело. 

    Скука. Апатия. Сидя в четырех стенах, Уоллес активно налегает на макулатуру и в какой-то момент думает, не начать ли дрессировать местных крыс. К счастью выясняется, что тварей с лысыми хвостами она боится и перебороть в себе этот страх не видит особых причин. Больше она опасается только тараканов - "Мерзкие..." - к сожалению, крысы их не трогают и это тоже не накидывает им баллов. "Вот если бы они ими питались..."  Эта мысль заставляет девочку мечтательно улыбнуться, а после осмотреться по сторонам. Тараканов поблизости не было. Пока что.   

    Уставившись в ветхую энциклопедию, Шайло слышит знакомую поступь - "Опять..." Флегматично смотрит в окно - "Даже не ночь... Странно..." Девочка знает, что сейчас Стервятник упорхнёт по своим делам, она останется одна, и не предпринимает ровным счетом ничего. Только в третий раз перечитывает абзац о светляках, в который никак не может вникнуть. Она знает - он уходит. Он знает - она знает, что он уходит. Она знает - он знает, что она знает, что он уходит. Он знает - она знает, что он знает, что она знает, что он уходит. Вот такая молчаливая игра. Еще буквально минута и раздастся звук закрывающейся двери. Шайло не у дел.   

    - Эй, малышка, не хочешь прогуляться?

    Уоллес отрывается от книги и уже готова крикнуть в ответ "Нет! Куда мне идти то?", как вдруг до нее доходит - ее зовут с собой. Вот это номер. Вот это уже интересно. "Да! Гулять!" Вскакивая с постели, она пробуксовывает на месте, чудом не поймав занозу на деревянной половице и не шлепнувшись, разбив нос, и, выуживая сумку из-под стола, бежит вниз, попутно накидывая ее на плечо. Шайло радует не так возможность выбраться наружу, как возможность пообщаться с живым человеком. Человеком, которому до нее особого дела нет, но все же. И чего греха таить - ее позвали, значит не придется уговаривать - аргумент! "Не уж то мистер Незадавайлишнихвопросов готов со мной поговорить?!" Уже на подлете, девочка себя одергивает - "Конечно нет, скорее всего я что-то сделала не так и мне сейчас влетит..." 

    С последней прогулки многое изменилось - Шайло стала больше походить на прежнюю себя. Не даром же она была дома - глупо было бы не захватить пару попавшихся под руку вещиц и главное - родной парик. О, боги, сколько счастья было бы в этой находке, если бы не внезапная встреча с тем загадочным существом. Отцом, после произошедшего, девочка его признавать отказывается. "Так всем будет проще." 

    Первую минуту на улице Шайло ведет себя достойно - молчит и не пялится по сторонам, но уже на второй ее прорывает и остановиться не получается при всем желании.

    - Куда мы идем? Надеюсь, не на кладбище? Нет? Ну, скажи, что нет...

    - Почему не ночью? Это не опасно, да?

    - А идти далеко?

    - Там будет интересно?

    - А зачем идем?

    - Ты хочешь сдать меня на опыты, поэтому позвал с собой, да?

    Перестает задавать глупые вопросы девочка только тогда, когда видит локацию, куда ее привели.

    - Это что за место такое? - Уоллес не изумлена, но очень удивлена. Раньше ей не приходилось бывать на столь любопытной территории. Хотя, все объекты местной инфраструктуры, на которых она побывала за жизнь, можно пересчитать на собственных пальцах рук. Маловато...

    Отредактировано Shilo Wallace (2021-12-23 19:26:11)

    +2

    3

    Сожительство с подростком оказалось нелегкой задачей. Практически проектом, требующим постоянной стратегии, тактики и планирования. Впрочем, Стервятник, пожалуй, был из тех, для кого любое сожительство становилось проектом. Постоянная бдительность, изучение привычек, паттернов поведения, склонностей, особенностей. И умение с ними управляться.

    За два месяца он неплохо изучил поведение девочки. Да, она была богата на сюрпризы, но зависимости в колебаниях ее настроения отследить было нетрудно. Во многом они определялись естественной работой психики. После любого потрясения какое-то время она ходила призраком по дому, переживала, не хотела выходить на улицу. Затем психика восстанавливалась, подросток смирялся с реальностью, успокаивался и вскоре начинал просто скучать. Спасительные стены превращались в клетку. Девочка начинала много думать, загонять себя все глубже в свои переживания и скуку, и вскоре это выливалось в скандал. То про нехватку информации, то про нехватку внимания, то про нехватку развлечений, то про нехватку просто условий для жизни. Поначалу каждая разборка, каждый разговор были как гром среди ясного неба, но постепенно Стервятник научился выделять периодичность среди происходящих событий.

    По его прикидкам, спустя месяц после встречи с Рипо-меном, девочка должна была как раз немного восстановиться и вскоре начать качать права. "Ты должен узнать, кто это был!", "Нам надо пойти в ГенКо и во всем разобраться", "Надо вернуться еще раз и осмотреть дом!" — подобные требования он ожидал услышать от юной террористки, как только отпустит критический страх. Особенно после того, как она не раз пыталась воспитывать его относительно того, что следует предпринять в различных ситуациях. Кого спасти, за кого заступиться, о чем разузнать.
    Но вместо этого она только глубже погружалась в апатию. Совсем перестала интересоваться происходящим в мире, перестала что-либо просить и уж тем более требовать. Такое поведение не укладывалось в сложенную Стервятником схему. Он приносил в дом газеты, включал телевидение, "забывал" на видном месте бумаги и вещи, которые могли навести девочку на мысли. Провоцировал, подталкивал, проверял. Но она не реагировала. Система сдвинулась с накатанной колеи и встала на месте. И что-то подсказывало драгдилеру, что добром это не кончится. Рано или поздно девочка либо наложит на себя руки, либо выкинет что-то такое, что он будет не в силах спрогнозировать, а затем может оказаться не в силах расхлебать. И что-то подсказывало ему, что спасать в таком случае придется в первую очередь свою собственную голову.

    Состояние девочки нужно было расшатать. Ввести либо в привычный ритм, либо в какую-то новую, более предсказуемую или хотя бы более динамичную стадию. Нужно было найти ей занятие. Или устроить мягкую встряску. Повод для последней подвернулся раньше.

    Черный рынок был не лучшим местом для семнадцатилетних девочек, всю жизнь просидевших взаперти. И при этом самым безопасным. Спрячь сокровище на самом видном месте и останешься в выигрыше. Никто не ищет ценные бумаги забытыми на рабочем столе, если рядом есть сейф. Никто не вламывается в дом без замков, если рядом особняк с охранной системой. Человеческая психология удивительная штука, и со временем Стервятник научился ею пользоваться. Привлечь внимание в толпе гораздо труднее, чем на открытой местности. Открыто, не таясь, прийти с компаньонкой — менее подозрительно, чем время от времени появляться с ней на пустынных улицах. И легче спрятаться от ГенКо в месте, которое уже спрятано от их глаз, и где каждый заинтересован в том, чтобы не попасться корпорации в руки, чем в одиночку двигаться мимо патрулей.

    К тому же, на рынке можно было развлечься. Огромное количество всевозможных приспособ, тварей, вещиц разной степени качества, стоимости и легальности. Денег у девочки не было, так что опасаться за спонтанные покупки не приходилось, зато поглазеть ей точно найдется на что. Не так опасно, как вылазка за зидратом, не так скучно, как бесцельная прогулка. Идеальный вариант.

    Эй, малышка, не хочешь прогуляться?

    Он привычно накинул на плечи плащ и прислушался к звукам в доме. Вечер был удивительно тихим. Ни скрипов, ни шорохов. Он уже подумал было, что она уснула, когда где-то в глубине дома скрипнула половица, затем раздался топот, и девочка предстала перед ним ровно в тот момент, когда он уже потянулся к дверной ручке. Глаза у подростка горели. Попалась.

    Стервятник ухмыльнулся и кинул в руки девочке большой бесформенный плащ:

    — Надевай. Там нежарко.

    А еще не слишком безопасно. И чем менее узнаваем и различим будет твой силуэт в толпе, тем лучше пройдет наша встреча.

    Он выпустил девочку из дома, закрыл дверь и двинулся по улице, краем глаза следя за подростком. Не задает вопросов. Послушно идет следом. Посмотрим, на сколько ее хва... Ага.

    Драгдилер усмехнулся. Апатия прошла, как ни бывало, молчание и послушание — тоже. Вопросы посыпались с такой скоростью и в таком количестве, будто она копила их весь предыдущий месяц. Стервятник рассмеялся.

    — Учись задавать вопросы, малышка. Ты задала их уже столько, что я не помню, какой был первый. Так ты никогда не получишь ответов, — он на ходу щелкнул ее по носу, закрепляя урок, — Увидишь, когда дойдем. И не расслабляйся. Для тебя здесь опасно все, особенно если будешь зевать и бесцельно пятиться по сторонам. Воспринимай эту прогулку как тренировку.

    На этот раз дилер не прятался в тенях, не двигался перебежками, а размеренно шагал по улицам, насвистывая себе под нос, несмотря на светлое время суток. Район был хорошо знаком, патрули заглядывали сюда редко. А если бы и заглянули, заблудились бы здесь раньше, чем успели хоть кого-то поймать. Это был его мир. Мир трущоб, закоулков и тайных ходов. Мир, враждебный по отношению и к своим, и к чужим. И все-таки своим помогавший чаще.

    Черный рынок притаился за старым забором, покосившимся от времени и заколоченным многочисленными заплатками. Узкий проулок, мимо которого проходишь, не успев обратить внимание. Если не знаешь, куда смотреть. Стервятник знал и уверенно остановился напротив неказистой конструкции. Нырнул рукой в сумку и выудил оттуда длинный светлый парик. Протянул его девочке:

    — Надевай, нам не надо, чтобы тебя сверяли с фотографиями в таблоидах, — он усмехнулся, — Или на фотороботах...

    Ухмылка стала шире, когда брюнетка стала блондинкой.

    — Вот ты и готова к выходу в свет, — он откинул прилипшую к пальто светлую прядку, одернул на подростке само пальто, размера на два больше полагающегося, — Мисс темные улицы, — Стервятник нащупал нужную доску и снова повернулся к девочке, — Правила поведения: с прилавков ничего не брать, с незнакомцами не разговаривать, пальто и парик не снимать. Сумку держи обеими руками, а лучше спрячь под пальто, а то вернешься без нее. Если отстанешь, отвечаешь сама за себя. Окажешься на улицах одна — ты меня не знаешь, — драгдилер отвел плохо прибитую доску, открывая лаз, комично поклонился и елейно произнес: Добро пожаловать.

    Узкий проход сменился широким переулком, зажатым между домами. Здесь теснились и торговцы, и дельцы, и самодельные палатки. Никакого закона, никаких правил, никаких гарантий. Стервятник схватил девочку за запястье и уверенно двинулся через толпу. Протолкнулся через шумную компанию, обсуждавшую цены на подпольные операции, обошел толпу азиатов, торгующихся с продавцом растений непонятного происхождения, прошел мимо лавки со всевозможной мелкой живностью, которую использовали для косметики и галлюциногенов, и, наконец, остановился рядом с одинокой фигурой в лохмотьях, вальяжно раскинувшейся на бесформенном куске неизвестного материала вместо кресла.

    — Салют, — Стервятник хлопнул торговца по плечу, — Как дела? Семья, дети? Бабуля здорова?

    Традиционный обмен приветствиями. Бытовой, ничего не значащий диалог. Никакой семьи у этого мужчины, конечно же, нет. Бабули тем более. Но именно так торговец понимал, за чем пришел дилер.

    Лохмотья зашевелились.

    — А, Птица, — протянула лохматая голова, — Да, с бабулей все в порядке. Оправилась. А это у тебя кто? Никак начал девицами приторговывать? — он подозрительно кивнул на закутанную в пальто девочку.

    Стервятник не сдержался и фыркнул, смеясь:

    — На таких спрос не шибко высокий. Тощая да вредная. Нет, на дельце одно вместе сходим. Не парься, ты ей неинтересен, она проверенная, — дилер бросил на девочку предостерегающий взгляд, чтобы не вмешивалась в разговор, — Так что? Поговорим по делу или так и будем терять время?

    — Неприятно иметь с тобой дело, — фыркнул торговец, поднимаясь со своего трона.

    — Должно быть не приятно, а выгодно, — ухмыльнулся драгдилер и вместе с торговцем отошел в тень ближайшего прилавка, переходя к обсуждению ингредиентов, — Давай, показывай посылку от бабули.

    +2

    4

    Облаченная в непомерно большой плащ, Шайло вышагивает бодро, можно сказать, шустро и дело тут вовсе не в том, что ее вывели на прогулку – «Как собаку, ей-богу…», а в том, что впервые за долгое время она оказалась под лучами привычно мутного  –  «Ну, уж какое есть...» – солнца. Не то чтобы это было проблемой, недостатка в витамине Е организм девочки не испытывает, по крайней мере никак этого не демонстрирует, и все же, оказавшись на свету, Уоллес начинает расцветать и как будто немного веселеет. «Один в один собака, только вилять нечем…» Впрочем, о псах девочка знает мало - на окраинах города их давным-давно не осталось – жертвами ГенКо они конечно же не пали (хотя с завидной частотой их органы представляли собой контрафактный товар в руках разной масти жулья), зато с определенной легкостью становились жертвами страждущих обеда – благо для этого никому не приходилось доказывать пригодность их содержимого. Достаточно иметь хороший рецепт и бочку с разведенным в ней огнем.

    - Воспринимай эту прогулку как тренировку.

    - Ага! – потирая нос, отвечает Шайло, отвернувшись и уставившись на проплывающее мимо здание. На самом деле, причина ее увлеченности архитектурой вовсе не в монументальности. Девочке приятно ощутить прикосновение к собственному лицу, и легкий румянец, проступивший на щеках, выдает ее с потрохами. В любой другой день Шайло возмутилась бы такому обращению, но настроение у нее настолько игривое, что даже нравоучения Стервятника кажутся ей безумно очаровательными проделками. «О чем он там говорил? Не пялиться бесцельно? О’кей… Только еще вот на это посмотрю…» В следующий момент внимание девочки уже по-настоящему приковывается к уличным достопримечательностям. Днем все видится ей совсем иначе, нежели ночью, и не только из-за благоприятных погодных и временных условий. Город, казавшийся неприветливым во всех своих проявлениях, при свете дня выглядит не только интересным, а еще и немного симпатичным. Может быть, пыльно-выхлопное облако сместилось от ветра и пропустило парочку настоящих солнечных лучшей на улицы экологически мертвого пристанища всех этих людей? «Господи, люди!» Двуногим тварям Шайло удивляется не меньше, чем удивилась бы ранее упомянутой четвероногой собаке. Действительно, по пути им встречаются редкие люди. Живые, объемные, настоящие.

    — Или на фотороботах...

    Уоллес смотрит на парик, следом одаривает Расхитителя взглядом «Мама, я вас умоляю!» и отрицательно качает головой, но, выслушав объяснение, принимает подношение. Ей не нравится. Цвет, прическа и то, как ухмыляется Стервятник – особенно как он ухмыляется. Некоторое время она топчется на месте, еще раз смотрит на наркодилера, теперь взглядом из серии: «А, может, не надо?» И только после этого обреченно вздыхает, окончательно принимая свою судьбу. Никогда Шайло в голову не пришла бы мысль - пройдут годы и на ее голове будет красоваться родная копна вот такого вот гадкого цвета волос. Да она еще и рада этому будет! «Бред…» Потупив взгляд, девочка делает пару шагов в сторону, стараясь забиться в какой-нибудь угол, подальше от посторонних глаз, и ,застенчиво отворачиваясь, переодевает скальп. Ненадолго настроение падает, будто бы ей пришлось сделать нечто лично-интимное публично:

    - Мне хотя бы идет?...

    Как бы Шайло ни хотелось быть мисс Темные улицы, первое время она больше походит на мисс Неоченьдовольное лицо, счастливое выражение на нем появляется только тогда, когда перед глазами предстает целый новый мир торгашей, прилавков и их, по большей степени скудного, товара. «Вау…»

    - Окажешься на улицах одна — ты меня не знаешь.

    - Ага… - снова роняет девочка, зачаровано разглядывая каждый сантиметр улицы – столько всего интересного сразу она никогда не видела. Разве что в детстве, наблюдая за городской ярмаркой с безопасного расстояния, определенного отцом. «Настоящий трехаренный цирк!» Раскинувшаяся перед Уоллес площадь кишит всяческими необычностями, среди которых не только странно наряженные представители низшего класса, но и маленькие магазинчики со всевозможными товарами, часть из них Шайло видит впервые, палатки с пахучей снедью неизвестного происхождения – «Уж не собак ли, чьи органы побывали в употреблении липовых трансплантологов, здесь готовят?», полупустые прилавки, торгующие, казалось бы, воздухом, но собирающие вокруг себя максимальное число зевак. Больше прочих Уоллес интересуется одним существом, походящим на женщину среднего возраста, одетую слишком тепло для нынешнего сезона. «Странная какая…», ее прилавок самый любопытный. Не отрываясь от созерцания импровизированной витрины и аквариума на ней, девочка с опозданием перехватывает сумку, как велено, и одухотворенно смотрит за стекло. Гадость, копошащуюся за ним, раньше она видела только на картинках. «В живую они…. Еще круче!!!» Сразу же неимоверно хочется потрогать все живое в пределах видимости и Уоллес непременно стартанула бы к следующему, накрытому куском старого брезента столу, но рука продавца Зидратом держит крепко. На нового собеседника Стервятника девочка почти никак не реагирует, куда интереснее выглядит что-то невнятное и от того чарующе-гипнотизирующее в палатке слева, куда она тянется, словно ребенок, завидевший конфетный киоск. Шайло в восторге. Теперь прогулка обещает быть не только приятной, но и познавательной. Не зря же она книжки читает!

    - Тощая да вредная.

    "Это он обо мне?" Следующее желание телосложение вряд ли обуславливает, но вредность однозначно приложила к нему свои эфемерные щупальца. Шайло уже открывает рот, дабы сказать, что она никто иная, как дочь "Птицы", которой она теперь без сомнения будет называть Расхитителя и за пределами этого места - «Вот он обалдеет… Будет знать! Ишь… Тощая…», но, поймав на себе не самый довольный взгляд, решает лучше промолчать. И все-таки, это не мешает Уоллес зло зыркнуть и на сомнительного вида внучка и на любителя ее посылок. «Что это за бред?» Зная наркоторговца достаточное количество времени, девочка уверена, это какой-то шифр, конспирация, но что он обозначает не имеет ни малейшего представления. Да и нет ей до этого дела, по большому счету, ведь вокруг так много всего! «Что это там такое!?» Стоит только Стервятнику ослабить хватку, как юная натуралистка стоит возле того самого грязного аквариума, облокотясь на него обеими ладонями и с жадностью разглядывая происходящее внутри.

    - Листоеды… - благоговейным тоном произносит девочка и, не задумываясь, спрашивает в пустоту, - Зачем они здесь?

    Как ни странно, пустота громко кашляет, а затем отвечает.

    - Они продаются.

    - Но зачем?... – с не меньшим энтузиазмом осведомляется Шайло и только после этого поднимает взгляд на источник голоса. Привлекательностью он не выделяется, - Ой…

    - Ты чья будешь? – удивленно спрашивает та самая торговка, запримеченная в начале пути, и уставляется на потенциальную покупательницу, явно не принадлежащую ко всему происходящему вокруг безобразию.

    - Я… «С ним…» - хочет ответить Шайло, но вовремя вспоминает наставления Стервятника, - Сама по себе! Заблудилась… Наверное… «Ну а что еще я могу здесь делать одна?»

    - Ты не уверена?

    «Вот же а…» 

    - Я с ним… - нехотя бурчит правду Уоллес и, виновато потупив взгляд, неопределенно машет рукой куда-то в сторону, где царит целое столпотворение, немного в стороне находится ее настоящая компания.

    Цепкий женский взгляд пристально смотрит в указанном направлении, пытается идентифицировать с кем же конкретно прибыла девочка и потерпев неудачу, цепляется за личность максимально неприятную, но колоритную. Здоровый и очень неэстетичный мужчина раза в два старше ее Птицы. Годится девчонке в родители, но слишком уж они разные. Отчего-то именно на него и думает женщина в то время, как Уоллес кажется, что теперь на нее смотрят со смесью жалости и снисхождения.

    - Не слишком ты юная для такой компании? Не противно?

    Контекста Шайло не улавливает.

    - О, нет, иногда он достаточно приятный! – не думая произносит девочка и вновь смотрит на снующих в заточении жуков, - Особенно когда спит!

    «Бедная девочка» - слишком четко читается во взгляде преступного, но обладающего материнским инстинктом элемента. Торговке Шайло тоже в дочери годится. Вот только ее дочь с неопрятными мужланами по запрещенным местам не бегает, пусть и выглядят они на один возраст, лет на пятнадцать.

    - Нравятся насекомые? – попытка переключиться на новую тему, отбросив суровость современных реалий.

    - А то! – заворожённо разглядывая склянку со студенистым содержимым, выдает Шайло и встряхивает банку, чтобы лучше изучить ее содержимое, - У меня целая энциклопедия дома! Я ее храню под кроватью!

    Несчастная женщина чуть не присела от безрадостной картинки, нарисовавшейся в ее удручающе мрачных мыслях. «Сначала он... Потом он засыпает, а у нее книжка про насекомых?...» Если бы этот разговор происходил в пределах любого другого, нормального, рынка, то женщина непременно вызвала бы полицейских и сдала им всю схему совращения малолетних, однако местный контингент руководствуется одним законом – Каждый выживает так, как может. Для себя же многое повидавшая торговка знает еще один закон - "Не каждый мужчина потенциальный дилер паленого Зидрата, но каждая женщина - потенциальный дилер секса. Вне зависимости от возраста." Любознательнательная и откровенно наивная девочка в мировоззрении этой женщины выжить могла одним лишь путем. Тем временем Шайло не унимается:

    - Я читала, из этих добывают фосфор… А яд вот из этих, - она тычет пальцем в сетчатую клетку, висящую аккурат возле ее лица, - используется в медицине. А вот эти… - смотрит на банку, обхваченную руками, - Это улитки… Такие огромные… Вот бы мне такую!

    Бесхитростность девочки, разглядывающей гигантского слизняка и вынужденной быть эскортом для борова, на которого она сама указала, подкупает. «Во дает… Все ли у нее в порядке с головой, не повредилась ли часом от жизни такой?»

    Вздохнув почти страдальчески, женщина склоняет голову и вспоминает о своих детях - половина сидят дома в ожидании матери, а вторая половина дожидается ее на местном кладбище. По крайней мере она надеется, что еще дожидается.

    - Возьми себе одну…

    - Правда? – наконец-то оторвавшись от разглядывания одного закрученного панциря сквозь стекло, Шайло смотрит на щедрую собеседницу удивленно, - Но у меня совсем нет денег…

    - У меня таких много. Так бери… "Хоть чему-то порадуешься..."

    Перекинувшись еще парой слов с сердобольной теткой, Шайло сердечно ее благодарит и вприпрыжку несется обратно, к Стервятнику.
     
    - Смотри какая милая! – глядя с восхищением на своего нового питомца обращается девочка к Расхитителю, по ее мнению, уже освободившемуся, но даже если нет и мужчина шикнет на нее недовольно, то девочка пропустит это мимо ушей, ведь радости ее нет предела, - Ты только посмотри огромная какая!

    Никаких правил касательно питомцев в доме не устанавливалось, да и если бы они были, Шайло едва ли вспомнила бы о столь досадном упущении, когда удача сама плывет к ней в руки. Точнее удача уже присосалась к ее ладони, оставляя на ней тонкий слой слизи и широко расставляя крошечные глазки. Несостоявшуюся эскортницу это забавляет настолько, что она в миг забывает обо всем на свете, включая место своего нахождения, и чуть ли не пищит от счастья. «УЛИТКА!»

    - Как мы ее назовем? Может быть, Счастливчик? Интересно какого Счастливчик пола…

    - Ну посмотри же! – не в силах больше терпеть Шайло вытягивает руку перед Стервятником и маячит добычей прямо перед его носом, - Он больше похож на Счастливчика или, может, на Гэрри?

    Отредактировано Shilo Wallace (2021-02-28 23:56:05)

    +2

    5

    Услышав, что девочка не представляет опасности, Берт расслабился. Не доверять Стервятнику не имело смысла, будь напарница не проверенной, рисковали бы оба. И все-таки время от времени торговец бросал заинтересованный взгляд на его спутницу. Стервятник невольно задавался вопросом, неужели любое существо женского пола вызывает в торгаше приливы страсти, даже если оно маленькое, тощее и завернуто в плащ на три размера больше необходимого. Он и сам кинул любопытствующий взгляд на спутницу, проверяя, не упустил ли по предвзятости неограненный алмаз. Убедился, что не упустил, и вернулся к разговору.

    Работать с Бертом было так же неприятно, как и ему со Стервятником: продавец юлил, набивал цену, пытался подделывать химикаты. Но выбирать не приходилось. На черном рынке мало кто мог клясться всем святым или родными и близкими, убеждая в своей добропорядочности, а кто клялся, те - не нужно было обладать какими-то особыми навыками или знаниями, чтобы это понять - врали. Так что благополучность сделки зависела только от хитрости продавца и настойчивости покупателя.

    Однако бывали и откровенные конфузы. В прошлый раз, например, Берт попросту оставил Стервятника без обещанной партии и так и не смог дать внятного объяснения, что произошло по дороге. Учитывая, что он был единственным, кто вообще мог достать нужные химикаты, возмущением вопрос было не решить, и все-таки Стервятник прекрасно знал, что спуску этому торгашу давать нельзя. Стоит показать, что ты готов смиренно ждать его "непреодолимых обстоятельств" (которые, как подозревал драгдилер, крылись в злоупотреблении веществами и банальном кутеже, после которого не оставалось средств на перекупку партии), и прождешь всю свою жизнь.

    Разговор шел трудно, Берт был опытный обманщик и абсолютно беспринципный тип. К сожалению для последнего, Стервятник ему не уступал. А потому малейшие подвижки в цене превращались в ожесточенные словесные баталии, периодически переходящие в угрозы. Мужчины быстро углубились в разговор, и даже Берт благополучно забыл про девочку, лишь только услышав, что покупатель раскусил его попытку продать препарат в два раза дороже его реальной цены.
    Неладное Стервятник почуял, когда краем глаза заметил, как засуетилась соседняя компания не то обычных обдолбышей, не то хорошо скрывающихся воришек. Такой подойдет к тебе, медленно, как зомби, вызывая лишь отвращение и желание поскорее разминуться, а пока ты преисполняешься отвращения, благополучно утащит все ценное, что есть у тебя с собой.

    Вместо монотонного гула их бессмысленных реплик Стервятник расслышал недоуменные возгласы. Позволив себе на секунду отвести взгляд от Берта, он заметил, что компания вяло теснится в сторону, явно пропуская что-то, настойчиво требующее дороги. Этим чем-то оказалась его девочка, радостно несущаяся навстречу.
    В голове драгдилера разом промелькнул с десяток вопросов. От "чему это она так обрадовалась?" до "где ее вообще носило?". И столько же вариантов развития ситуации. Конспирация благополучно вылетала в трубу, прихватывая с собой репутацию драгдилера и сочиненный им миф. В голове пронеслась язвительная мысль о том, что все-таки стоило подождать год-другой, прежде чем выпускать девочку на улицу.

    — Смотри какая милая! Ты только посмотри огромная какая!

    Стервятник скептически изогнул бровь, сразу понимая, что ничего хорошего ему не покажут. За одним прощаясь с выгодной сделкой, ловя неприятную усмешку Берта и молясь, чтобы огромной было... Что-нибудь, не относящееся к интимным органам.
    Впрочем, когда объект детской радости сунули ему прямо под нос, он немедленно согласился бы на интимные органы.

    Драгдилер брезгливо одернулся и поморщился, кривя грубы.

    Улитка. Просто фантастика, девочка нашла на черном рынке улитку. Оставалось только догадываться, какими свойствами обладал несчастный зверек. Светился в темноте? Выделял токсины? Размножался почкованием? Или хуже того - не представлял из себя ничего, кроме бесполезной склизкой твари, которую должны были попросту пустить на убой, чтобы получить ценные соки ее организма из, так сказать, первых рук. В любом случае, радости девочки драгдилер не разделял.

    - Какая мерзость, - процедил он, отворачиваясь, чтобы улиткой не ткнули ему в лицо, схватил девичье запястье и отвел от себя ее руку, - Тебе сколько, пять лет? Ты у кого ее украла? Немедленно верни на место, - он оттолкнул от себя ладонь с распластавшимся на ней слизняком, - Ценный совет: возвращай так же незаметно, как взяла, иначе могут избить, не посмотрят, что девчонка.

    Стервятник демонстративно развернулся обратно к торговцу, впрочем, не слишком надеясь восстановить утраченный только что авторитет.

    +1

    6

    "Сам ты мерзость..." - язвительно парирует Шайло, но вслух ничего не произносит - слишком увлечена своей новой игрушкой, да и по шее получить откровенно боится. "Ишь какая интересная... Шевелится!" Раньше у нее питомцев не было, по крайней мере, живых питомцев. К таким Нейтан относился неблагосклонно, предпочитая выдать дочери новую старую книгу про когда-то существовавшую, но давно почившую фауну. Жуки, стрекозы и бабочки, упрятанные под стекло, могли претендовать на столь высокое звание, однако жизни в них было не больше, чем в игрушечном мишке, давно потерянном под кроватью. Зато они служили великолепным украшением интерьера, прямо указывающим на то, что владеет комнатой никто иной как юный натуралист с поправкой на современный лад. Честно говоря, сборище пыльных трупов, да еще и в красивой рамочке, Уоллес радовало, но она не задумываясь бы променяла всю свою коллекцию на одного вот такого слизняка. И почему только эта прелесть не попадалась ей на глаза раньше? Глядишь, такую отец мог бы и позволить. Какой от нее вред? "Ты же мой хороший..." 

    - Не крала я ее, - начала было громко оправдываться возмущенная девочка, но испугавшись резкого прикосновения наркоторговца, осеклась и продолжила уже тише, - Мне ее подарили... Вон та добродушная леди...

    Махнув рукой в сторону точки сбыта насекомых, Шайло поняла, что на нее уже никто не смотрит. Точнее, не смотрит на нее Стервятник, а вот люди, заслышавшие на черном рынке непривычное "добродушная леди", наоборот обратили внимание на молоденькую посетительницу. "Чего?! Чего они пялятся? Она и правда милая женщина! Странная немного... Но добрая!" И снова говорить вслух девочка не решается. Вместо этого она опасливо поглядывает на людей вокруг и поближе придвигается к Расхитителю, вставая с ним плечом к плечу.   

    - Я ее возвращать не буду. Это мой Снежок, - насупив брови, бормочет девочка и опускает взгляд на зверушку. Уоллес до ужаса обидно от одной мысли, будто бы она может у кого-нибудь хоть что-нибудь украсть. Вообще-то, она очень воспитанная девочка из приличной семьи и, если кто-то тут и способен на такие выходки, то только сам драгдилер. Впрочем, о том, что судит Стервятник по себе, она догадывается и старается выбросить обиду из головы. Вскоре Шайло уже представляет как улитка будет прекрасно смотреться в ее комнате, упакованная в одну из тех мерных склянок, которыми сожитель, и по совместительству химик, никогда не пользуется, но упорно хранит в своей лаборатории. "Идеально!"

    Репутация Стервятника девочку не волнует, она о ней даже не задумывается, и продолжает:

    - Мы ее домой возьмем, она с нами жить будет... - Шайло улыбается так искренне, как только может улыбаться ребенок, всю жизнь подчинявшийся нелепому запрету и наконец-то получивший возможность этот запрет нарушить. Она даже не помнит как давно ей было так радостно и было ли когда-либо. Ну, может быть, когда первый раз удалось выбраться на улицу и не быть пойманной отцом. И, возможно, тогда, когда смогла поймать в банку светящегося жука. Правда, потом он все равно умер, а Шайло научилась делать маленькие дырочки в крышке банки. Отчасти счастье обусловлено еще и попыткой девочки взять жизнь в свои руки - не подчиняться, а сделать что-то самостоятельно, принять важное решение. Азарт тоже играет не самую последнюю роль. Перебравшись из родного дома в дом на пересечении улиц Свободы и Наркоторговли, Шайло сменила доктора Уоллеса на Стервятника и, судя по количеству запретов, разница между ними была не столь велика. Вся жизнь девочки отныне подчинялась другому мужскому слову с принципиально другими табу, но все же продолжала подчиняться чужому авторитету. Выступить против него и одержать победу - становилось делом чести.   

    - Я сама буду ухаживать. Честно-честно! И убирать и кормить... -  Уоллес лопочет все то, что говорят дети своим родителям в попытке уговорить их завести котика или собачку. При этом искренне считает, что улитка превосходит и первого и второго конкурента по целому ряду признаков. Таких как шум, прожорливость и разводимая в доме грязь, - Пааап, ну, пожалуйста...

    Привычка - вторая натура. Клянчить, так самозабвенно, по полной программе.

    Проходит несколько секунд прежде чем Шайло осознает как обратилась к стоящему рядом мужчине. Поднимает взгляд сначала на торговца напротив, затем переводит на Расхитителя и, поддерживая необходимый градус ужаса во взгляде, медленно делает шаг назад. Нелепо открывает рот - то ли ловя воздух, то ли пытаясь что-то сказать, но ни кислород, ни необходимые слова нужного места не находят. На всякий случай, прижимая руку с улиткой к себе, девочка готовится бежать.

    +1

    7

    — Тебя не пугают трупы, но пугает слизняк? - губы Берта растянулись в мерзкой ухмылке: "я почувствовал твою слабость". Стервятник проигнорировал выпад: "это ты так думаешь". У него не было ни малейшего желания обсуждать девочкину находку и ему более чем достаточно было осознания того факта, что сунь она зверюшку в лицо торговцу, тот бы тоже не стал этого терпеть и героически прикладываться щекой к мокрой холодной раковине. Страх был здесь не при чем, тратить время на доказательства не имело смысла. Нужно было как можно быстрее закончить диалог и получить желаемое. А с девчонкой он разберется позже.

    Стервятник отвернулся было, чтобы продолжить разговор, уверенный, что благоразумия девочки хватит, чтобы развернуться и молча отправиться туда, где она достала себе игрушку. Как она будет от нее избавляться, драгдилера не волновало, главное - он не сомневался, что это будет сделано. Кажется, Стервятник успел забыть, что такое семнадцатилетние подростки.

    — Я ее возвращать не буду. Это мой Снежок. Мы ее домой возьмем, она с нами жить будет...  Я сама буду ухаживать. Честно-честно! И убирать и кормить... Пааап, ну, пожалуйста...

    Дверь в мир увлекательных приключений в общественных местах только что закрылась за девочкой на ближайшие пару лет. Легенда о напарнице разбилась в дребезги. В звенящей тишине кто-то из соседней компании с грохотом обрушил шаткий прилавок, споткнувшись об него. Шанс сделать вид, что девочки тут и не было, улетучился. Берт вовсю наслаждался происходящим, Стервятник гадал, придется ли ему искать другого поставщика и сколько на это может уйти времени. И даже знать не хотел, какие фантазии появились в этот момент в голове у торговца. Идея о том, что Стервятник увлекается маленькими девочками, среди этого списка была самой безобидной.

    Репутация извращенца драгдилера не волновала, скорее уж могла бы помочь ему договориться. Цена сделки маячила настолько очевидно, что не оставляла сомнений. Если девочка - не напарница и не полноценная самостоятельная единица, значит, Стервятник мог ею распоряжаться. Так работали местные законы. Маленькие милые девочки в компании взрослого драгдилера могли быть либо товаром, либо рабыней, либо содержанкой. Как правило, все три понятия благополучно сливались в единый образ, и в детали тут вдавались только при подсчете денег.

    Стервятник посмотрел на девочку долгим взглядом. Она, наверное, не понимает даже, что только что наворотила. Что своим детским капризом поставила себя в такую зависимость от его решения, что ей и не снилось. Самостоятельно вылезла из укрытия и встала на витрину. Образ дочки только повышал ее цену.

    Драгдилер злился. В его голове абсолютно не укладывалось, как можно быть настолько опрометчивой. Безоглядной. Бездумной. Попросту глупой. В свои двенадцать ему хватало ума не болтать лишний раз, а, открывая рот, думать о том, что из него вылетало. У девочки в ее семнадцать с этим были такие проблемы, что они никак не укладывались у него в голове. Подросток словно всеми силами стремилась к гибели, которой чудом смогла избежать.

    Глядя на Берта, Стервятник точно знал, что от него потребуют в следующий миг. И, переводя взгляд с торговца обратно на девчонку, задумывался, готов ли он эту цену заплатить. В ситуации он видел одни плюсы: девочка получит жизненный урок, который никогда уже не забудет, и после этого навсегда запомнит истину "думай, прежде чем делать"; торговец получит что хотел и в обмен даст то, что нужно Стервятнику, и даже больше - при таком-то повышении ставок; у Стервятника появится инструмент мощного влияния на Берта, а девочка, в целом, сможет и отпинаться - уж в этом ее никто не ограничит. Кроме самого торговца, конечно. Но этот вопрос они уже будут решать между собой.

    Слишком хорошо. Драгдилер просчитывал варианты. Если копнуть чуть глубже, зная Берта - одним разом не ограничится, но рано или поздно игрушка ему надоест, а понижать ставки он уже не захочет. Девочка же может в какой-то момент просто убежать, если, конечно, не полная дура. Судя по тому, с какой уверенностью и с каким отчаянием она совершала ошибки, страх перед улицами мог оказаться куда слабее страха перед Бертом. Итого: хороший ход, но короткосрочный. Все равно что добавить в реакцию катализатор. Эффект будет сильным, процесс пойдет быстрее и эффективнее, но выгорит, стоит катализатору исчерпать себя, и запустить реакцию вновь может оказаться куда сложнее...

    Оно того не стоило. Обмен выходил невыгодный. От этого ситуация усложнялась еще больше, злость в Стервятнике росла.
    Он медленно подошел к девочке, схватил ее за лацкан огромного плаща, притягивая ближе и тихо и зло прошипел ей почти в лицо:

    - Ноги. В руки. И вон отсюда со своей улиткой.

    Стервятник придал девочке ускорения силой, рассчитывая, что подобный "намек" уж точно заставит ее скрыться из виду хотя бы и чисто из обиды.

    Отредактировано Graverobber (2021-05-10 00:03:26)

    +1

    8

    Произведенный эффект без сомнений впечатляет и саму Шайло и окружающих - все внезапно обратились в слух и, на это девочка может поставить, гадают каким же будет исход. Однако, судя по реакции Стервятника, впечатления от случайно оброненных слов носят исключительно отрицательный характер, а это значит, ничего хорошего ей в ближайшем будущем  не грозит. "Упс..."

    Девочка и сама понимает, что сказала лишнего - возможно, не осознает насколько усугубила ситуацию для себя и партнёра в действительности, но ей хватает умственных способностей, чтобы замолчать и больше не сопротивляться, тем более, продолжать перепалку. Стоя перед Расхитителем, она вглядывается в его лицо и пытается сообразить насколько же все плохо, в глазах ее легко можно прочитать - "Я не специально..." - к сожалению, от этого никому легче не станет. Одними губами она шепчет:

    - Прости...

    Становится страшно и в этот раз ей не приходится повторять дважды. Прижав нового питомца к груди, Шайло делает несколько шагов назад по инерции, разворачивается и, пытаясь сдержаться, тыльной стороной ладони утирает заслезившиеся глаза. Ещё немного и она заплачет от досады, но даже это никому не сделает лучше. Едва ли, среди наводнивших нелегальный рынок продавцов и покупателей, найдутся люди, способные сочувствовать хотя бы кому-нибудь, кроме себя родимого. Разве что, пара человек, сумевших сохранить остатки привычного благоразумия, но и те ни за что не ринутся отстаивать чужие права, отлично понимая принципы выживания в местном болоте. Мгновение она думает нужно ли сказать что-то ещё, но приходит к выводу, что сказала достаточно и просто бредёт в сторону, с которой примечательная парочка совсем недавно явилась. Поначалу медленно, немного погодя срываясь на бег.

    Уоллес не сильно поглядывает по сторонам, вперившись взглядом в землю. Она без проблем доходит до лотка мадам, подарившей улитку - на ее лице отображена скорбь всех матерей мира, девочка не глядя кивает ей в знак признательности и продолжает путь среди неприметных лавчонок, обрамляющих путь до самого выхода с недружелюбного рынка. Девочка уверена, что найти дорогу домой не составит труда, она все запомнила, да и расстояние не показалось ей огромным.

    - Не обязательно было быть таким грубым... - бормочет она себе под нос и, тяжело ступая, бредёт по маршруту, который, как она еще думает, сохранился в памяти, - В конце концов, я ничего такого не сделала... Подумаешь, улитка... Подумаешь, оговорилась... Никого же за это не убьют!

    Ворчит Шайло только ради приличия - она прекрасно понимает за что ее выгнали, но и согласиться с такой резкой реакцией до конца не может. "Обидно же!" Дойдя до забора, девочка продолжает распекать Стервятника на все лады и не сразу находит столь необходимый лаз, а когда ей удается это сделать, то шагает в него бездумно. Движется дальше, сворачивает по памяти, затем ещё раз, и оказывается в тупике, уткнувшись в стену, преграждающую проход между двумя невысокими зданиями темного кирпича.

    "Этого забора здесь быть не должно..." - недоуменно разглядывая преграду, рассуждает девочка и решает вернуться к началу пути. Поворот, поворот, забор. "А теперь думай, Шай, думай..." В голову, обрамленную париком, приходит гениальная мысль вернуться к наркоторговцу и уточнить у него дорогу, узнать куда именно ей делать "вон отсюда", но так унижаться она не намерена. Он уже вытолкал ее подальше и сделал это весьма и весьма некрасиво, даже некультурно, поэтому первый порыв она глушит. Да и вряд ли ей придется найти его на прежнем месте. "Не так уж я далеко и ушла. Разберусь как-нибудь!" В этом она не сомневается. Как минимум, до тех пор, пока снова не утыкается носом в тот же самый, или идентичный предыдущему, тупик.

    - Да как так то?! - вопрошает девочка, обречённо глядя то на стену, то на спрятавшегося в раковину слизняка, и снова возвращается на исходную. Недовольно надувая щеки, она следует внутренней карте и начинает паниковать, когда не может найти даже точки, от которой отталкивалась в предыдущие разы.

    - Это плохо... Очень-очень плохо...

    Отредактировано Shilo Wallace (2021-12-14 23:56:09)

    +1

    9

    Угроза сработала. Девчонка то ли испугалась, то ли обиделась, но главное - скрылась из виду. Стервятник вернулся к гадкой ухмылочке Берта. Лицо торговца гротескно перекосило от еленой улыбочки.

    - Ох уж эта детвора, совсем от рук отбилась, - довольно протянул он, глядя в след подростку, - Хорошенькая она у тебя. Не боишься вот так отпускать? - очевидный намек, - Сколько ей?

    - Тринадцать,- соврал драгдилер, думая, как лучше выйти из сложившейся ситуации.

    - Небось уже выпрашивает грудь побольше? Не знал, что у тебя есть дочка, - Берт явно наслаждался представлением и получал удовольствие от внезапной находки. Стервятник лихорадочно соображал, как вывернуться из ситуации и куда свернет торговец в следующий миг.

    - Я тоже, - рассеянно пробормотал драгдилер, оглядываясь вслед девочке. Самое честное, что он когда-либо говорил Берту, а главное - то, во что легко поверить. Может быть, по этим улицам и правда бегала парочка детей с его геномом в крови, - Так что, по рукам?

    Лицо Берта оживилось. Глаза хитро стрельнули в ту сторону, куда удалился подросток.

    - Я не об этом.

    Берт сухо поджал губы и нервно их облизнул.

    - Что, живое напоминание об особо хорошенькой подружке? Не можем оскорбить святую память? - ядовито процедил он, - Или Птица стал сентиментальным на старости лет? А?

    - Я провожу над ней эксперименты, - вечер удивительной честности. Берт даже не представляет, насколько искренен с ним сегодня его деловой партнер. Хороший ход. Идеальный. Репутация восстановлена, причина отказа обоснована.

    - Пф, - торговец презрительно фыркнул, - Так я легонечко. На пол-шишечки! Ничего с ней не станется...

    - Прости, дружище, но все не так просто, как ты думаешь, - неспешно протянул Стервятник, - Ты удивишься, если узнаешь, как сильно скачет подростковый гормональный фон и как он может влиять на саморегуляцию организма, в пубертатном периоде стероидные гормоны, выделяемые корковым веществом в матке и яичниках...

    Берт брезгливо поморщился и замахал руками:

    - Прекрати эти свои штучки, экая мерзость. Опять пудришь мне мозги. Ты со мной не играй, патлатый. Я тебе устрою сладкую жизнь...

    - Девочка не продается, Берт, - спокойно. Не повышать голос. Не давить. Нейтральное, умеренное напоминание. Точка в диалоге.

    Берт заскрипел зубами и раздраженно сплюнул на разбитый асфальт.

    - Она нужна мне как есть.

    - Что, для себя бережешь? - последний выпад.

    - Может быть, - Стервятник ухмыльнулся, давая понять, что разговор окончен, - Так что, тебе нужны деньги или мне поискать другого поставщика?

    Через четверть часа в сумке Стервятника лежала пара пакетиков с порошком, бутылек с раствором и подписанный Бертом список препаратов, которые он обещался достать. Цену торговец поднял вдвое, и Стервятник уже думал, как он может заставить малышку заплатить за организованную ею наценку. Выходило, что проку от девчонки немного. Заставить ее заниматься бытом он мог и так, но многое было себе дороже, тощее подростковое тело его не интересовало, а отправлять ее на улицы было совершенно бесполезно. Наркоторговец злился. Зачем он вообще потащил ее с собой. Ничего бы с ней не стало от отсутствия прогулки. Удивительная щедрость. Малышка все еще жива, цела, невинна и даже получила хорошую порцию развлечений. Кажется, кто-то неплохо устроился. Стервятник раздраженно поджал губы.

    Надеюсь, хотя бы улитку она вернула...

    Кстати об улитке. Драгдилер автоматически двигался к выходу, уверенный, что найдет девчонку где-то по дороге недалеко от лотков с очередной склизкой дрянью, которых здесь было в количестве. Но знакомого балахона нигде не было видно.

    Цц... Забилась куда-то что ли?

    - Эй, Герда, видала тут девчонку-подростка? Тощая, в плаще с чужого плеча.

    - Чего тебе, падальщик? - проскрипела старуха, выныривая из-за прилавка, под которым явно искала очередную мерзкую тварь, - Полно их тут таких ошивается... Цацу свою потерял? Домогался небось, вот и сбежала девка... У вас ж у всех одно на уме...

    - Улитка у тебя не пропадала? - терпение и выдержка единственный способ узнать что-то в мире, где даже старуха первым делом думает о сексе.

    - Улитка? - женщина с трудом сфокусировала на нем взгляд подслеповатых глаз, - А чего тебе до моих улиток?

    - Так пропадала или нет? Аквариум пустой вон.

    - Чойто ты удумал, а? Надурить старую хочешь? Ты мне свою дурь не показывай даже...

    - Дочка у меня улитку где-то нашла. Думал, у тебя прихватила по глупости.

    - Дочка? - карга сощурилась, пытаясь уличить драгдилера во вранье.

    - Да. Не знал про нее даже, а ей уже тринадцать оказывается. Тринадцать, а ведет себя как ребенок, отсталая видимо. Ну, с нашей-то экологией... Понятия не имею, что с ней делать. Улитку вот стащила, пошла возвращать и потерялась похоже.

    Грета помялась, оглядываясь по сторонам и решая, верить ли драгдилеру.

    - Дык это твоя что ли была? А то она сказала, что с хмырем каким-то... Я и пожалела девчонку, думаю, хоть какая радость будет у девки в жизни... От вас-то, мужиков, не больно дождешься...

    - Ну так?..

    - Не, не видела ее больше.

    Стервятник смерил старуху долгим взглядом. Врет? Не похоже. Он верно нащупал тему. Рискованно, наугад, но попал. Хоть какой-то прок от девочкиного вранья. И как она сказала? С хмырем с каким-то... Содержанкой прикинулась? Неужели сообразила и даже не выдала драгдилера?

    Размышлять об этом было некогда. Ври девочка так же искусно в его присутствии, и ему бы не пришлось переплачивать за элементарные хим.составы, а ей - уносить ноги.

    - Ладно. Спасибо. Только, Грета... - он наклонился ближе и постарался задержать дыхание, чтобы не вдыхать запахи мочи и старости, - Никому. Сама понимаешь.

    - Ой да кому ты нужен... - благодушно прошамкала старуха и похлопала его по плечу, - Иди дите ищи. Далеко не ушла небось...

    Отойдя на несколько метров за пределы видимости старухи, Стервятник выдохнул и устало покачал головой. До чего он дошел. Старуха, конечно же, сболтнет кому-нибудь маленькую тайну драгдилера. Оставалось надеяться, что слух не пойдет дальше ее престарелых подружек. А то и вовсе карга так проникнется, что унесет эту "тайну" в могилу. Нечасто здесь встречались отцы, всерьез обеспокоенные судьбой своих отпрысков.

    Куда бОльшую опасность представлял Берт. Уж он-то мог всем и каждому растрепать о "маленькой слабости" драгдилера. В отместку за то, что не получил желаемого. В сравнении с этим старуха уже не могла причинить ему вреда своей болтовней. Хорошо было бы только узнать от нее побольше...

    Значит, улитку девочка не вернула. Но что тогда? Заблудилась? Попала в передрягу? Подложила улитку не на тот прилавок? Спряталась? Гадать было некогда. Торчать на рынке до темноты и рассказывать каждому торгашу разную версию объекта своих поисков он не собирался. Жаль было упускать такую драгоценность, но, похоже, девочка сама определила свою судьбу.

    Стервятник пару раз обошел рынок, приглядываясь к темным углам и безымянным теням и слушая шепотки. Купил еще пару ингредиентов, попавшихся на глаза во время осмотра, и отправился к выходу. Благо, выход с рынка был только один. Если девочка не нашла укромного местечка, рано или поздно она окажется там. А если нет... Так тому и быть.
    Он привычным жестом отодвинул покосившуюся доску.

    https://d.radikal.ru/d24/2111/01/0b735f2f1dec.jpg

    Солнце клонилось к горизонту, Чарли Пила был доволен, сыт и бесконечно пьян. Он чувствовал себя королем мира, и чувство это недалеко уводило его от правды. Отцовские деньги приятно оттягивали карман несмотря на несколько бутылок крепкого алкоголя, верные друзья надежно подпирали его пошатывающееся тело. "Официальная" часть приема была окончена, теперь можно было по-настоящему порезвиться.

    Никакая роскошь золоченых комнат и никакие кибер-удовольствия не могли сравниться с походом в маленький душный клуб, где в дыму и неоновом свете можно было хлебнуть паленого алкоголя, прикупить пакетик веществ и зажать пару девок. Как удачно, что отцу нужно было сразу уезжать в командировку. Никаких запретов, никаких ограничений. Только приятный звон монет в карманах и радостно гудящая от алкоголя и безопасных синтетических наркотиков голова. Для абсолютного блаженства не хватало только хорошенькой девахи с грудью попышнее.

    Вывеска клуба знакомо светилась на расстоянии нескольких метров. Еще пару шагов...

    Чарли споткнулся и грязно выругался словами, не подобающими человеку из светского общества. Он непроизвольно вытянул руку вперед и... Какая удача. Предмет, на который он наткнулся, оказался девицей. Щуплой и мелкой, совсем не в его вкусе, но... Пойдет в качестве аперитива.

    - Хы... - изрек он со всей обольстительностью, на какую был способен его голос, - Кто это тут у нас... Как тебя зовут? - рука ловко обвила тонкую талию, игра с добычей доставляла ему не меньше удовольствия, чем употребление оной...

    Отредактировано Graverobber (2021-11-15 23:21:06)

    +2


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » What chance has a 17 year old girl?


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно