Нейтан звереет, и монстр с готовностью отзывается — принесите, принесите ему стейк с острым ножом, и все вокруг узнают, что вытравить убийцу из Нейтана невозможно. Они единое целое, Джекилл и Хайд, делящие одно тело и один разум, просто по-разному их использующие. Прилюдное убийство с отягчающими обстоятельствами, во всех новостях. Или... можно и без ножа, голыми руками. Нейтану хватит силы свернуть ублюдку шею за один только неосторожный взгляд, поможет опыт и монстр внутри, личный сорт умертвителя, поставщика на местные кладбища для халявного зидрата. Стервятник мог быть ему благодарен, между прочим.
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Come join the murder


    Come join the murder

    Сообщений 1 страница 9 из 9

    1

    Фандом: Repo! The Genetic Opera
    Сюжет: основной

    Come join the murder
    https://c.radikal.ru/c24/2104/b8/7090d352e800.png

    Участники:
    Graverobber & Shilo Wallace

    Время и место:
    Город с хреновой экологией, 2058 год


    There's a black bird perched outside my window
    I hear him calling
    I hear him sing
    He burns me with his eyes of gold to embers
    He sees all my sins
    He reads my soul

    One day that bird, he spoke to me
    Like Martin Luther
    Like Pericles

    Come join the murder
    Come fly with black
    We'll give you freedom
    From the human trap
    Come join the murder
    Soar on my wings
    You'll touch the hand of God
    And He'll make you king
    And He'll make you king

    Предупреждение:
    Эмоциональный трэш, возможны моральные триггеры.

    [icon]https://a.radikal.ru/a12/2104/5a/7ad6d4f39cc5.jpg[/icon][sign]You always knew, you never learn[/sign]

    Отредактировано Graverobber (2021-07-17 21:26:22)

    +1

    2

    Шайло издает протяжный обреченный стон и ничком обрушивается на постель, утыкаясь лицом в подушку. Сил бесноваться уже не осталось, но она все еще в состоянии ворчать на Стервятника, заставившего ее остаться дома в то время, как сам ушел. Чем девушка и занимается. Она недовольна невольным возвращением в детство. Ее снова заперли дома, оставили одну и ничего толком не объяснили. Только напугали и все. Если в семнадцать это было нормой жизни, и в качестве стандартной реакции Уоллес могла пожать плечами и пойти в свою комнату читать очередную энциклопедию, то спустя годы, содеянное - непомерное злодеяние. Шайло кажется, что свою пригодность к активным действиям она давным-давно доказала и сейчас брошена в одиночестве незаслуженно. Разве она была бесполезной? Разве не могла постоять за себя? Разве не повзрослела за проведенные бок о бок годы? Ну, хотя бы немного... 

    - Да как он мог?! Как?! - девушка, не поднимаясь, бьет кулаком в угол подушки. Это обидно, унизительно и даже чуточку оскорбительно. Она больше не тепличный цветочек, она - личность! Самостоятельная!

    Мог Расхититель элементарно просто - превосходство в физической силе еще никто не отменял, как и самую пресловутую хитрость. Уволочь подальше от входа, заставить замешкаться и захлопнуть дверь прямо перед носом Шайло - не составило никаких проблем. Проблемы начнутся потом, когда мужчина вернется домой, а вернуться ему так или иначе придется. Уж над этим Уоллес поработает лучше, чем над попыткой сопроводить Расхитителя на очередную важную, без сомнений опасную, встречу.

    - Я думала ты мне доверяешь... А ты...

    Первый час отсутствия Стервятника Шайло попеременно то лупит ладонью в закрытую дверь, то громко кричит, выуживая из памяти все ругательства, которым ее научила улица. Поняв, что вопит в пустоту и никто излияний давно не слушает, она бегло осматривает окна - кротчайший путь на улицу - быстро понимает, что драгоценное время потрачено на эмоции, впустую - даже если улизнуть из клетки, то маршрута следования она не знает, значит найти обидчика не сможет. Ни чтобы помочь, ни чтобы убить.
       
    Второй час она расхаживает по квартире и готовит обвинительную речь. Раз за разом прогоняет в голове будущий диалог и все варианты его развития, пытается предусмотреть какая колкость лучше подойдет при неожиданной реакции и какое обвинение возымеет лучший эффект, ищет точку на которую необходимо надавить для лучшего воздействия на объект.

    Третий - переживает. Шайло все также мерит комнату шагами, однако уже не мечтает о мести, а вспоминает слова Птицы. Все его слова, произнесенные перед уходом. Из них не следует ничего хорошего - к этому девушке давно следовало привыкнуть. В их жизни случалось не так много хорошего в принципе. Им обоим не впервой оказываться в разнокалиберных переделках. Всегда Стервятник старается оставить девушку за бортом - по крайней мере ей так кажется, но не всегда у него это получается. Защищает? "Да я сама могу! Сама!" Шайло старательно гонит прочь вопросы вроде: "А что если действительно что-то серьезное?" или "А вдруг не вернется?"

    "Все хорошо будет." - заверяет она себя и, пытаясь налить стакан воды, большую часть расплескивает.

    Четвертый - Шайло проводит в кровати. Мысли о беспокойстве снова старается прикрыть злостью. Гораздо проще источать ненависть, чем признать настолько сильные переживания за кого-то другого. Даже не за себя. Тяжело вздыхает, чувствует себя обессиленной, но продолжает нагнетать обстановку.

    - Вот только попробуй вернуться... - снова ворчит в подушку и продолжает спустя несколько секунд.

    - Только попробуй НЕ вернуться... Смерть покажется тебе раем...

    Скрипящий звук открывающейся двери и Шайло вновь приобретает силы для борьбы, она наготове! Уже давно ей не приходилось закатывать грандиозных скандалов - на них не было ни сил не времени, но сейчас она  во всеоружии, она жаждет расправы и в этот раз уж точно намерена победить. "Вернулся!" Расстояние до ванной Уоллес преодолевает со спринтерской скоростью, широко распахивает дверь - не хватает только возгласа "АГА!" - зато он отлично читается во взгляде.

    - Не уж то было так сложно... - что было сложно сделать Шайло не договаривает, осекается и недоверчиво смотрит на мужчину. "Что-то не так." - это она понимает сразу, пускай и не может объяснить что именно. Приходится подойти ближе. В голове никак не укладывается увиденное, поэтому Уоллес осматривает Расхитителя с ног до головы еще раз. Не веря собственным глазам, старается подобрать хоть сколько-нибудь подходящее оправдание его виду, поведению - не получается. В голове будто бы щелкает выключатель, прерывающий поток мыслей. Она снова скользит взглядом вниз, снова возвращается вверх, расставляет акценты, подмечает детали. Смотрит еще. Неотрывно. Взвешивает. 
       
    - Что произошло? - в голосе ни следа былой ярости, нет в нем и любопытства. Один только страх - наконец-то мозг формулирует то, что так скрупулезно пытался донести до хозяйки - "Случилась беда."

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/916958.jpg[/icon][sign]
    https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/896248.jpg
    [/sign]

    Отредактировано Shilo Wallace (2021-12-18 02:34:47)

    0

    3

    Перед глазами плыло. Сердце бешено колотилось в груди, барабаном отдавая в легкие. Дышать было тяжело. Стервятник не заметил, как хлопнула за ним дверь. Не заметил, как не захлопнулся замок ванной. Зрение, кажется, тоже подводило. Из него упорно уплывали всевозможные мелочи, детали, словно угол обзора кто-то сузил и замылил мир по краям. Можно было испугаться за зрение, если бы не одно но - одно его глаза видели максимально четко. Бледное лицо в отражении зеркала над раковиной. Бледное лицо с маленькой красной точкой на щеке. С маленькой точкой со смазанными краями и бледным разводом под ней.

    Стервятник рывком вывернул кран горячей воды и уставился в бегущий поток, вцепившись руками в края раковины. Почти такой же белой, как отражавшееся над ней лицо. Нужно было умыться. Вымыть руки. Скинуть пропитанную грязью одежду, но драгдилер так и стоял, почти не моргая глядя на бегущую из-под крана воду. Переводил взгляд с лежащего перед ним мыла на бегущий поток и обратно и не мог пошевелиться. Тело застыло, как будто окаменело. Замри, бей или беги?

    Мысли хаотично перескакивали с одной на другую, ни за что не цепляясь, но не замолкая ни на секунду. Калейдоскоп событий истерично мелькал перед глазами, подменяя отражение в зеркале. Пальцы вцеплялись в край раковины, сжимая до побеления, оскальзываясь и снова цепляясь. Утопающий за спасательный круг. Умирающий за последний вздох.
    Сердце, кажется, пропустило удар.

    Холодной водой, - мелькнуло в голове короткое, тупое, несвязное. Драгдилер перевел взгляд на вентили, на идущий от горячей воды пар... И не сделал ничего. Плащ давил на плечи, острые, до ужаса знакомые запахи резали нос. Стервятник замер не в силах пошевелиться.

    — Неужто было так сложно...

    Звук раздался откуда-то сбоку и не сообщил драгдилеру ничего. Не принес с собой никакого значения и смысла, как если бы мозг отучился распознавать речь. Мелькнула шальная мысль: зачем домой?
    И следом еще одна: а куда еще?

    Окружающий мир отказывался вмещаться в черепную коробку, словно сузившуюся до размеров грецкого ореха. Казалось, спроси его, как его зовут, и то бы не ответил. Нужна пауза. Минута, хотя бы минута покоя. А лучше век. Тело запоздало дернулось на голос, как если бы сигнал дошел через радиопомехи. Короткая судорога и новый ступор. Что он собирался сделать? Стервятник не понял и сам. Не то непроизвольное сокращение уставших от напряжения мышц, не то намерение, не сумевшее выбраться из железного кокона тела. Плащ противно скрипнул, напоминая, что еще полчаса и его будет уже не спасти. Кровь засыхала быстро. Удивительно быстро.

    Раз, два, три...

    Он отупело считал удары сердца, не то пытаясь отвлечься, не то чтобы убедиться, что все еще жив. Тело всеми силами сигнализировало об обратном. Как добрался до дома, что делал и как удавалось заставлять ноги скорым шагом преодолевать известный маршрут, он уже не помнил. Надеялся только, что у тела хватило привычек отследить возможных увязавшихся следом "гостей", потому что полагаться на разум он явно не мог.

    — Что произошло?

    Пальцы сильнее сжали холодную стенку. Оскользнулись на снова размокшей от влаги крови и уцепились обратно, еще крепче, чем прежде. Стервятник замотал головой. Не то отказываясь отвечать, не то отказываясь понимать. Не то пытаясь отказаться от окружающей реальности. Шайло... Хотелось одновременно броситься к ней и бежать прочь как можно дальше.
    Зачем сюда?
    А куда еще?

    Не спрашивай, просто не спрашивай.
    Раз, два, три...
    Драгдилер тяжело сглотнул. Усилием воли заставил себя моргнуть. Тем же усилием заставил сделать вдох. Тело было цело. Органы работали, кровь послушно бежала по венам, сердце толкало ее с таким усилием, словно хотело вытолкнуть наружу. Но Стервятнику казалось, что он только что понял, что чувствует труп.
    [icon]https://a.radikal.ru/a12/2104/5a/7ad6d4f39cc5.jpg[/icon][sign]You always knew, you never learn[/sign]

    Отредактировано Graverobber (2021-04-28 19:07:15)

    +1

    4

    Шайло смотрит на мужчину в упор, не моргая, но сквозь. Отказывается признать достоверность увиденного. Хочет, но не решается к нему подойти. Раньше она никогда не сталкивалась с подобным - будь то моменты отчаяния или ужаса, обиды или огорчения - она всегда могла приблизиться и дотронуться до Расхитителя в любом жесте, пусть даже ему это не понравится, главное - захотеть самой. Но сейчас будто бы невидимая глазу стена встала между ними, напряжение такое, что страшно протянуть руку - чувство преграды слишком сильное, реальное, почти осязаемое - боязно натолкнуться на нее, почувствовать кожей. Требуется несколько секунд, чтобы сфокусироваться и принять реальность - "Это кровь..." Перепутать сложно - увидев единожды, запоминаешь навсегда, а Шайло видела. Помнила свои перепачканные красным руки, когда как умела выхаживала свою Птицу, помнила запах - неприятный, металлический. Она отчаянно желала больше никогда не сталкиваться, не оказываться в ситуации, где необходимо было бы взаимодействовать с кровью, ранениями. Не судьба.

    Преодолевая незримое препятствие, Уоллес все же заставляет себя сделать шаг, второй, оказаться рядом. Ее толкает тоже самое, что и отталкивает - страх. Но страх за Стервятника. Это важно. "Нельзя было без меня... Нельзя..." Шайло не смогла бы изменить расстановки сил в бою - сама прекрасно понимает, но не должна была отпускать, не должна была позволить уйти, не должна была оставить одного. Морально она возвращается на три года назад, в старый дом, в комнату, где умирал Расхититель, и ждет паники, ждет той силы, заставившей ее шевелиться тогда, вынудившей действовать, а сил не прибавляется. Подсознательно сравнивает тогда и сейчас, видит разницу, но не понимает до конца. В чем она? Где? Локализация? Нет, слишком сложно, непредсказуемо. Состояние? Возможно. Все, что могло случится, произошло не вблизи жилища - не добрался бы, однако и в прошлый раз наркоторговец умудрился домчаться до дома и только там обнаружить травму. Поведение? На ногах стоит, хотя бы и облокачивается о раковину, но на Шайло не обращает внимания. Не хватается за бок, грудь, бедро - ни за что вообще. Поведение - да. Для полной уверенности девушка еще раз пробегает взглядом по темной фигуре и закрывает глаза. "Так не бывает..." Она боится - второй раз не повезет. Не понимает, почему Стервятник не хочет ответить, не хочет видеть как сжимаются его пальцы. "Больно?... Ему же больно..."

    - Эй... - еще одна попытка взаимодействия, но уже без лишних вопросов. От того, что спросит дважды - ничего не изменится. Подойдя вплотную, Шайло медленно кладет руку на плечо Расхитителя и добавляет, - Посмотри на меня... 

    Отчего-то поймать взгляд становится жизненно необходимо. Шайло силится понять что мешает ей броситься на помощь, чувствует разницу, но не делает из нее выводов. Она злится. Ужасно злится на себя, на то, что ничего не предпринимает и не понимает почему, не понимает почему не шустрит вокруг, не понимает что делать. Вообще ничего не может понять без подсказки. Мысли тягучие и тихие - звук хлещущей воды способен их заглушить. Он заглушает. Не в силах больше это терпеть, Шайло тянется и почти возвращает вентиль на исходную, немного отворачивает второй, синий. "Так лучше, так тише... Так правильнее." Бросает в раковину полотенце, висящее подле. Пригодится. 

    - Где?... - как нельзя лучше подошел бы детский вопрос "Где болит?", который отец сотни, нет, тысячи раз задавал маленькой Шайло, но что-то ей подсказывает - на него ответа тоже получиться не удастся. Значит, необходимо действовать. "Так у него проявляется шок?" 

    Осторожно соскальзывая рукой по отвороту плаща, Уоллес распахивает его шире и старается обнаружить источник неприятностей. Рефлекторно смотрит туда, где уже есть один зарубцевавшийся шрам, но никаких повреждений на одежде в этом месте не находит. "Молния не бьет дважды в одно место..." Почему-то от этого становится чуточку легче.

    - Ну, давай... Помоги мне...

    Шайло не делает резких движений - мягко подцепляет лацкан и плавно тащит плащ вниз, с плеч. Ей необходимо посмотреть что под ним, но для этого Стервятник должен расцепить пальцы.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/916958.jpg[/icon][sign]
    https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/896248.jpg
    [/sign]

    Отредактировано Shilo Wallace (2021-12-18 02:35:12)

    0

    5

    Стервятник сопротивляется. Сопротивляется реальности, упорно пытающейся прорваться в его персональный ад. Его внутренняя система застыла, остановилась, отказывалась контактировать со внешней средой. Руку на плече он почувствовал, только услышав слова. Запоздало, вяло дёрнул плечом - не трогай. Зажмурил глаза, не понимая, чего боится больше - посмотреть на Шайло или что она увидит его. Увидит то, чем он стал полчаса назад. Хотелось исчезнуть, либо отмотать время назад. Разум с завидным упорством переигрывал картины этого вечера, страх застилал здравый смысл, в голове билась одна-единственная мысль: выбора не было. Не было выбора.

    Не было?

    Малейшее сомнение возобновляло волну паники. Шайло суетилась вокруг, и это была последняя ниточка, которая объединяла его с внешним миром. Она вторгалась в его внутренний мир, расшатывала его, а он понимал, что это необходимо, но невыносимее всего сейчас было именно это вмешательство.

    Стервятник вяло отмахивается, отказываясь снимать плащ, отказываясь принимать прикосновения, растерянно качает головой, пытается поднять руки и помешать уцепиться за лацкан плаща, но тем самым только сдаёт оборону - Шайло уже поднырнула под руку и тянет вниз тяжёлую, пропитанную кровью ткань. Стервятник нехотя сдаётся, еле двигаясь, позволяет освободить плечи, окаменело, неловко отдаёт руки. В последний момент растерянно хватает "девочку" за запястье, сам не зная, что собирается сделать. Держит ее руку и пытается почувствовать хоть что-то помимо бесконтрольной паники. Замечает кровь на пальцах, пятна на плаще, отпускает запястье и сжимает кулак. Кровь, засохшая было и снова размокшая, противно скрепит между пальцами.

    Просто кровь.

    Просто жидкость, наполненная форменными элементами. Просто одна из множества тканей тела. Полезная, если знать, как ее использовать. Радуйся, что не твоя.
    Стервятник не боялся крови. Не боялся увечий. Не боялся мертвых. Не брезговал опустить руки в живое тело, не брезговал вскрывать мертвое. Но онемевши смотрел, как пальцы, словно бы чужие, медленно растирают между подушечками маленькие темные катышки. Чувствовал в руках фантомное тепло чужого тела и не хотел знать, каким оно будет, когда оно остынет. И что тогда произойдет.
    Что произойдет... Он лихорадочно соображал, силой заставлял себя прокрутить в голове события вечера, пытаясь сообразить, не оставил ли следов. Опасность чудилась за каждым поворотом. Беспричинная, фантомная, пугающая, как реальная. Голова отказывалась строить цепочки, проверять реальность, делать все то, что положено делать в подобных ситуациях, все то, что обычно делала автоматически.

    Стервятник заставил себя сжать пальцы в кулак и перестать растирать катышки крови. Нужно было что-то делать. Двигаться. Дышать. Действовать. Обезопасить себя, обезопасить Шайло. Но от чего? Когда главной опасностью был он сам.
    - Проверь... - губы подчинялись с трудом, голос был сиплый, словно драгдилер молчал неделю. Он сухо сглотнул, тело отказывалось слушаться, — Проверь дверь...

    Не поможет. Не спасет. Бессмысленно. Нужно. Просто нужно. Нужно занять Шайло, чтобы она не смотрела на него так. Не смотрела на него вообще. Не задавала вопросов.
    Стоило закрыть дверь ванной, как только она переступила порог. Отгородиться со всем, что он с собой принес. Дать себе время. Но тело продолжало стоять каменным истуканом, бессмысленно гоняя кровь по венам и пропуская вдохи. Усилием воли Стервятник разжал пальцы. Коснулся стены. Тяжело опустился на пол, опираясь на холодный кафель. Посмотрел на руки и впервые в жизни увидел в них мелкую дрожь.
    [icon]https://a.radikal.ru/a12/2104/5a/7ad6d4f39cc5.jpg[/icon][sign]You always knew, you never learn[/sign]

    Отредактировано Graverobber (2021-04-28 22:58:18)

    +1

    6

    Шайло смотрит еще не испуганно, но уже удивленно. Смотрит на Стервятника, на руку, сковывающую ее собственную и не может ничего сделать. Она не сопротивляется, не вырывается, не причитает - только смотрит, выжидая когда ее освободят. Уоллес надеется, что не придется оказывать сопротивление, она готова простоять так столько, сколько нужно - к счастью, конфронтации не происходит. Расхититель отпускает запястье, но чувство будто бы оно скованно - остается. Нечеткое красное кольцо на коже заставляет Шайло чувствовать себя неуютно. Она морщится, глядя на следы крови - хмурит нос и отворачивает лицо. Это не противно, это страшно. Словно теперь и она причастная к чему-то, что еще не смогла понять, но уже твердо знает - ничего хорошего в произошедшем нет. Даже то, что под плащом мужчина оказывается цел и невредим радует слишком слабо. Разглядывая одежду, более чистую и не заляпанную кровью, Уоллес сжимает в руках плащ, безбожно пачкающий ее саму. Она не обращает на этого никакого внимания и продолжает рассуждать, приходить к неутешительным выводам. 

    "Кто?"

    Ничего другого Шайло придумать не может. Если наркоторговец цел, если кровь не его, значит... "Значит, он мог быть рядом с тем, кто умирает и совершенно необязательно виноват! Может быть, даже не умер никто!" Тяжелый, пропитанный материал говорит об обратном - Шайло снова хмурится и почти брезгливо отправляет его в дальний угол. Даже если Стервятник невиновен, то умер кто-то совершенно точно. Кто это мог быть? Она знает этого человека? Почему напарник отказался брать ее с собой? Потому что знает? Или потому что знал, что так может произойти? "Да что же случилось?!" В памяти всплывают слова, оброненные перед уходом. "Как он там говорил? Нужна живой? А кто-то может быть не нужен?..." От одной мысли, что Расхититель действовал по плану Уоллес начинает подташнивать.   

    "Зачем?"

    Да, любой драгдилер отличается некоторой жестокостью по отношению к людям, к своим покупателям. Он расчетлив, холоден, проницателен. Стервятник такой - с этим сложно не согласиться. Согласиться с тем, что он намеренно кому-то причинил боль - почти нереально. "Самооборона?" - удобоваримый, привлекательный вариант. На нем можно остановиться и на какое-то время Шайло так и поступает. Об этом она думает, когда кротко кивает и идет проверять закрыта ли дверь. Обнаруживает ее открытой. Осторожно проворачивает ключ в замке и коротко облокачивается спиной о дверной косяк. "Нет, было бы не так.. Было бы совсем иначе..." Затылок касается стены и девушка отталкивается, заставляя себя идти обратно. Все происходит слишком неправильно.   

    "Что делать?"

    Уоллес возвращается в небольшую, отделанную кафелем комнатку, и осторожно притворяет за собой дверь. Без лишних мыслей на этот счет, рефлекторно. Смотрит вперед и на секунду пугается отсутствию Птицы в поле видимости, быстро находит и выдыхает облегченно. Стоя напротив, глядя на мужчину сверху вниз, Шайло не представляет что необходимо делать теперь, как поступать. Четко она знает одно - единожды лишившись близкого человека по собственной глупости, второго раза она себе позволить не может. Каким бы страшным ни был повод. В глубине души еще теплится надежда, девушка пытается поверить в то, что все происходящее можно объяснить иначе, не так, как красочно рисует фантазия. Верить очень тяжело. Сложнее только понять.

    Шайло хочет сказать "Все будет хорошо", но молчит. Не верит. Не верит сама и не сможет заставить поверить другого. Медлит, опускается на пол и, обхватив колени руками, упирается в них лбом. "Не уж то нельзя было поступить иначе?" Мысли в голове слишком суетливы, перебивают друг друга. "Конечно, можно. Он ничего не сделал! Просто оказался не в том месте и не в то время!" Противовес - "И как ты тогда можешь это объяснить? Посмотри на него!" Ничего не может объяснить поведения Стервятника. Он бывал во многих передрягах, не раз был их зачинщиком и не раз был ни в чем не виноват, но никогда Шайло не видела его таким. Не было ситуации, по ее мнению, которая могла бы заставить Расхитителя растеряться настолько сильно, как сейчас. "Надо взять себя в руки..."

    Подняв голову, Уоллес моргает, оглядывается по сторонам - удручающая картинка не меняется - след на стене, плащ на полу, вода в раковине вот-вот перельется через край. Шайло приподнимается на коленях, достает полотенце, так удачно не успевшее стать причиной потопа и придвигается к Стервятнику.

    - Тише, - Шайло говорит будто бы ей сопротивляются, но на самом деле, она больше предостерегает, предупреждает что сейчас дотронется. Протягивает руку, берет в нее мужскую ладонь и мягко касается влажным полотенцем. Раз, второй, третий. Медленно переносит алый с кожи на материал, замирая каждый раз, как приходится отстраниться, - Тихо, - едва слышно, успокаивающе, тянет она. Голос дрожит. Еще мгновение и Уоллес не понимает кого она старается успокоить - Ствервятника или себя. Роняет злосчастный мокрый комок и с плохо скрываемым отчаянием обхватывает, сжимает влажную руку. "Тихо..." Тянется, второй касается щеки Стервятника, заглядывает в глаза и ищет. Ищет какое-нибудь оправдание. Опять - не получается.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/916958.jpg[/icon][sign]
    https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/896248.jpg
    [/sign]

    Отредактировано Shilo Wallace (2021-12-18 02:34:21)

    +1

    7

    Холодный свет, холодный кафель за спиной, присутствие Шайло, отброшенный в сторону плащ. Все это отрезвляло. Если не отрезвляло, то заставляло принять действительность. Принять невыносимость своего бытия в ней. Соприкоснуться с реальностью, касаться которой так не хотелось. Это была не его реальность. Чья угодно, но не его. И последние полчаса он упорно пытался из нее сбежать. Отринуть, отказаться. Словно можно было просто закрыть глаза, переждать, а потом открыть и вот все уже прошло. Вот все вернулась на круги своя. Как в детстве, когда призраки не могут достать тебя под одеялом, а отец не узнает, если хорошо закрыть его кейс и правильно поставить в шкаф.

    Пора повзрослеть, Эрик. В очередной раз.

    Стервятник открывает прикрытые глаза. Ну, давай. Это проблема, которую надо решить. Ты уже достаточно времени отрицал произошедшее. Дольше, чем можешь себе позволить. Думай.

    Думать не получается. Словно бы сделать ничего нельзя. В сухом остатке, это правда – сделать нельзя ничего. Только убедиться, что не осталось следов, не осталось свидетелей. Убрать тела, проверить наличие камер… Успеть до утра, к утру их, скорее всего, уже найдут. Но вернуться туда сейчас – выше его сил. Кроме того, вернуться означает наследить. Остаётся покорно ждать… Чего? Расправы? Полиции? Скандала? Развития событий? Что вообще делают в таких случаях?

    Он молчит, не находя слов, остекленевшим взглядом смотрит, как Шайло стирает с его рук кровь, с трудом сдерживается от того, чтобы сжать пальцы в кулак, и уже знает – она поняла. Ещё не успела осознать, ещё не хочет верить, но уже нащупала, почуяла, разглядела все, что ей было нужно, чтобы понять. Умница. Его проницательная малышка.

    Новое касание бьет, как электрический импульс. Раньше, чем успевает понять, Стервятник одергивает голову и резким жестом сбивает тянущуюся руку. Не надо.

    Он не выдерживает взгляд. Отворачивается. Снова закрывает глаза.

    Не смотри так.

    Мысленно считает до трех. Неохотно, тяжело принимает простую мысль: он уже здесь. Она уже все видела. Она и так поняла. Она все равно узнает. Дурак.

    Говорить придется. Рано или поздно придется произнести слова, разрушающие жизни.

    Пересиливая себя, собираясь с силами, он смотрит в глаза Шайло тяжелым, темным взглядом.

    - Думаешь, сможешь это отмыть? - голос хрипит, звучит из самой груди, тяжело, незнакомо. Бросает вызов вместо мольбы о помощи. Инстинкты действуют вперед сознания, защищаться и нападать привычнее, чем открыться. Присутствие Шайло не может побороть десятилетия в одиночестве.

    Что ты будешь делать теперь? Теперь, когда твой несовершенный бессменный компаньон опустился на самое дно? Воровство, обман, манипуляции, разрушенные наркотиком жизни ради собственного сомнительного благополучия, насилие - все это ты смогла пережить, принять, обелить. Отстирать, отмыть от его души, как отмывала кровь сейчас с рук. Но сможешь ли ты оправдать это?

    Рука, только что предотвратившая прикосновение, обессиленно падает на пол, касается пальцем девичьей коленки, рассеянно выводит круги на выступающей косточке. Живое тепло успокаивает, разум невольно уходит в ощущения на кончиках пальцев. Хочется прикрыть глаза и уйти вслед за этим ощущением, но это не решит проблем. Рука опускается на пол, пальцы чувствуют холодную плитку. Стервятник молча, тяжело, долго смотрит Шайло в глаза, не в силах решить - просить остаться или прогнать. Утешить или разозлить. Спасать то, что еще можно спасти, или тащить ее за собой на дно. Доверять и терять или просто терять. Выбор кажется очевидным...[icon]https://a.radikal.ru/a12/2104/5a/7ad6d4f39cc5.jpg[/icon][sign]You always knew, you never learn[/sign]

    Отредактировано Graverobber (2021-07-17 22:10:29)

    +1

    8

    Теперь Шайло по-настоящему напугана - смотрит ошеломленно, не реагирует, едва дышит. "Не надо было трогать? Нельзя?" В голове это не укладывается и она забывает обо всем, что могла бы сказать, обо всем, чем могла бы поделиться. Смотрит пронзительно и лишь надеется, что во взгляде не сковозит осуждение, надеется в нем нет жалости. Всего этого она не чувствует, но опасается снова поступить неправильно, не хочет сделать хуже. Желает помочь, но глядя на Стервятника, отчаянно понимает - не может. У нее нет опыта, нет стоящего совета, нет инструкций, даже слов утешения нет - единственное, что она может предложить, Расхититель бездумно отверг. Тепло на которое она способна сейчас ни к чему. "Этого слишком мало. Нужно больше. Много больше." Шайло очень хочет предложить хоть что-то стоящее. Хочет разделить и забрать себе боль, сомнения - увеличить свои, лишь бы отнять часть его. Но не может, не знает, не умеет. "У меня больше ничего нет..." Страх парализует ее - он пускает корни в душу, заставляет усомниться в себе.

    — Думаешь, сможешь это отмыть?

    В ответ она отрицательно качает головой.

    - Нет. Не смогу, - Шайло выбирает правду, вместо грошовых обещаний. Этому она научилась у него. Человека, никогда не сделавшего выбор в пользу сладкой лжи и всегда предпочитающего ей горькую болезненную правду. "И ты не сможешь." В одно мгновение жизнь разделяется на неравные "до" и "после", все прежнее становится незначительным, мелким. Разве может что-то сравниться с руками, перепачканными кровью? Существует ли ситуация, способная заставить раскрыться ещё больше? Знала ли она когда-либо Стервятника по-настоящему? Или до сегодняшнего дня Уоллес жила в выдуманном мире, окруженная фикцией? "Никто не сможет. С этим придется жить." - Но я постараюсь.

    В голову лезут сплошные банальности "Мы через все это пройдем вместе", "Я все понимаю", "У тебя не было другого выбора", множество других. И как у сценаристов этих глупых фильмов о любви и смерти рождаются такие незамысловатые фразы? Разве они не понимают насколько все они нереалистичны? Хоть раз кто-то задумывался о том, что на самом деле ощущают люди в подобных ситуациях? Как? Как можно походя обелить убийцу? Как можно закрыть глаза и представить будто ничего не произошло? Сколько в реальной жизни должно уйти времени на принятие и наступит ли оно? Или жить с такой ношей непосильный труд для девочки, не способной смыть кровь даже с собственных рук? Годы идут, а Шайло помнит отца, не забывает как и почему он погиб. С ним, с Птицей было так же? Он запомнил? А сможет ли забыть? Даже если справится она, он сможет? "Сможет." Она в этом уверена, главное никогда не сомневаться, всегда верить. Он сильнее, выносливее, умнее. Уоллес не знает как он мог допустить, но совершенно уверена, его вины в этом нет. Она постарается сделать так, чтобы ее не осталось. Мать умирала на руках отца, отец на руках ее собственных, руках родной дочери, и если погибать придется ей, то без сомнений Шайло хочет сделать это на руках Стервятника. И совсем неважно чисты ли эти руки.

    - Расскажи,- наконец-то решилась попросить. Она уже обо всем догадалась, не понять было трудно, но Шайло необходимо знать наверняка. Она хочет услышать, что воображение играет с ней злую шутку, что в действительности  не случилось ничего из того, чего она опасается, что все можно отмыть и забыть как страшный сон, однако она уже сама знает ответ. Стервятник ее многому научил - делать выводы, не давать волю чувствам, когда все катится к чертям, действовать.

    Взгляд пристально следит за рукой, скользящей по колену. Такой трогательный, почти невинный жест. Разве может ему предшествовать то, о чем думает Шайло? Разве можно бояться того, кому веришь безоговорочно? "Я не боюсь." - Шайло находит в себе силы очнуться и накрывает мужскую руку своей. Сжимает ладонь, не отпускает, поднимает взгляд, медлит. В долю секунды оказывается совсем близко и крепко обнимает. Бояться она сможет позже, а сейчас нужно быть с ним. "Или не рассказывай..."

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/916958.jpg[/icon][sign]
    https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/47/896248.jpg
    [/sign]

    Отредактировано Shilo Wallace (2022-03-30 00:40:07)

    +1

    9

    Ушедший было обратно в свои мысли Стервятник, поднимает взгляд и не верит своим ушам. В голове не укладывается простое, банальное осознание. Она поняла. Она знает. И она все еще здесь. Не спрашивая, не выясняя, безоговорочно вверяясь ему, она все еще остается рядом в то время, как стоило бы бежать как можно дальше. Изменится ли это, когда она узнает, что на самом деле произошло? Когда поймет, что у него не было оправдания. Не было алиби. Когда не найдет, чем обелить его в своих глазах. Сможет ли она это вынести? А жить с этим?

    То, как безоглядно, как искренне Шайло готова довериться ему даже сейчас, делало ему еще больнее. Он не был уверен, что стоит этого. Принятие ложилось на плечи грузом еще более тяжелым, чем отвержение. Насколько проще было бы идти на дно одному, не думая, что тащит ее за собой. Идти, как шел все эти годы. Не задумываясь, не оглядываясь. Губить себя было не жалко. Губить ее - страшно. Словно сегодня он убивал троих.

    Стервятник снова мотает головой, отказываясь говорить, сопротивляясь. Не желая признавать, что все произошедшее - реальность. Да и что тут скажешь. Что скажешь там, где все понятно без слов. Где детали не имеют значения. Где каждое новое слово - это разрешение реальности случаться с тобой. Признание ее существования тогда, когда очень хочется проснуться.

    Рано или поздно говорить придется. И скорее рано. Шайло уже втянута в этот круг. Но хотелось отложить этот миг на потом. Как если бы сейчас еще можно было бы что-то спасти.

    - Я... - растерянно тянет он, собираясь с мыслями. В горле пересыхает, язык отказывается произносить роковые слова, - Я не знаю, как...

    Не знаю, как можно об этом рассказать. Что ты хочешь услышать?

    Он собирается с мыслями, пытаясь вычленить главное и вдруг чувствует тепло девичьей руки. И в следующий миг Шайло заслоняет собой весь мир, делая то, что обычно делал для нее он. Отгораживая, закрывая, утешая, пряча. Внутри словно рушится невидимая стена. Объятия обжигают, заставляют болезненно вдохнуть, не от того, что руки обхватили шею, но от попадания туда, где раньше была пустота. Бесформенное ничто заполняется ею, и Стервятник словно захлебывается под напором воды. Привычное одиночество рушится, тишина разбивается крупными осколками, умение справляться в одного, умение быть одному, не ждать, не зависеть, не подпускать, идет крупными трещинами и сыпется мелким крошевом первых осколков. Он неуверенно касается рукой боков Шайло, словно не понимая, что нужно делать, словно не веря, что она правда здесь. И крепко обнимает ее, утыкаясь носом в плечо, в шею, жадно вдыхая знакомый запах. Живой, теплый, настоящий. Шайло словно сама жизнь, и он не может ею напиться, сжимая объятия крепче и словно пытаясь слиться с ней, пытаясь вернуть ту жизнь, что отнял. Не у жертвы, у самого себя.

    Тепло развязывает ком в горле, он закрывает глаза, позволяя себе прочувствовать его. К нему возвращается голос. Он все еще не знает, о чем говорить, боится разрушить мгновение грубой и грязной правдой, но жизнь крутится перед глазами адским калейдоскопом, безумной каруселью, с которой невозможно сойти, которую нельзя остановить. Он понимает, что больше ничего не решает. Не контролирует. Он больше ничего не может сделать. Только позволить конькам и каретам уносить его дальше по этому течению.

    - У меня был выбор, - шепчет он в плечо Шайло. Набирает в грудь воздуха и произносит отчетливо и внятно, не выпуская ее из рук, - У меня был выбор. Я мог этого не делать.

    Пусть после этого магия разрушится. Пусть он снова останется в одиночестве. Но это главное, что ей нужно знать.

    [icon]https://a.radikal.ru/a12/2104/5a/7ad6d4f39cc5.jpg[/icon][sign]You always knew, you never learn[/sign]

    Отредактировано Graverobber (2022-01-16 21:18:25)

    +1


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Come join the murder


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно