Нейтан звереет, и монстр с готовностью отзывается — принесите, принесите ему стейк с острым ножом, и все вокруг узнают, что вытравить убийцу из Нейтана невозможно. Они единое целое, Джекилл и Хайд, делящие одно тело и один разум, просто по-разному их использующие. Прилюдное убийство с отягчающими обстоятельствами, во всех новостях. Или... можно и без ножа, голыми руками. Нейтану хватит силы свернуть ублюдку шею за один только неосторожный взгляд, поможет опыт и монстр внутри, личный сорт умертвителя, поставщика на местные кладбища для халявного зидрата. Стервятник мог быть ему благодарен, между прочим.
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Oh, darling, what have I done


    Oh, darling, what have I done

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1

    Фандом: Repo! The Genetic Opera
    Сюжет: основной

    Oh, darling, what have I done
    https://a.radikal.ru/a19/2106/d4/77cae468e995.png

    Участники:
    Shilo Wallace and Graverobber

    Время и место:
    2064 год, Санкт-Расчленинбург


    Oh darlin', darlin'
    What have I done?
    Well I've been away from you too long
    And all my days have turned to darkness
    And I believe my heart has turned to stone


    О добрых девочках, жестоких мальчиках и лабораторных мышах. В случайном порядке прилагательных.

    Отредактировано Graverobber (2021-07-17 21:30:19)

    +1

    2

    Стервятник обвел очередную цифру в бесконечной стопке бумаг. Грифель карандаша не выдержал напора и сломался, оставив за собой жирную точку. Глава лаборатории выругался не присущими должности выражениями и снова пролистал папку. Откинулся на спинку рабочего кресла, хмурясь и снова и снова просматривая данные. Нервно забарабанил пальцами по подлокотнику. Можно было бы списать все на погрешность, на слабую систему аналитики, на отсутствие прямой взаимосвязи. Но цифры говорили сами за себя. В соседней стопке лежали повторные тесты лабораторий и моргов. Еще в одной - его собственные записи, в которых он пытался понять, что могло пойти не так. Чем последняя партия зидрата отличалась от всех предыдущих. И отличалась ли. Какой компонент, какой процесс дал сбой? К чему это привело?

    Предположение у драгдилера было. Не было прямых доказательств. Если бы он мог провести прямую формулу изменений, которые может повлечь за собой замена одного ингредиента. Даже не ингредиента, только производителя. Фирма создавала впечатление надежной, но Стервятник привык доверять своей интуиции. А если и не интуиции, то элементарной логике. В процессе изменилось только одно - конкретный препарат. Результат - повысившаяся смертность при использовании зидрата. Он честно искал оправдания фактам: статистическая погрешность, внешние факторы, нарушение правил хранения и транспортировки, нарушение правил использования, бракованная партия, ушедшая в одну больницу, в десяток больниц... Но в итоге отвечал всем госпиталям одно: "пришлите данные и повторные исследования от лабораторий, мы разберемся". Разбирался. Все больше и больше убеждаясь в своих подозрениях.

    Коммуникатор издал глухой писк, глава лаборатории поднял взгляд, поверх очков напряженно вглядываясь в сообщение, транслировавшееся на большой экран. Последний отчет. Дополнительные тесты подтвердили: осложнения вызваны составляющими зидрата.

    Стервятник вывел отчет на печать, кинул его в папку, поднялся с кресла и быстрым шагом отправился из своих подземелий наверх - в мир бюррократии и важных решений. Кому-то придется ответить за эти цифры.

    - Привет, Лесси, - драгдилер, не задумываясь, пересек приемную кабинета владелицы ГенКо. Секретарша тут сидела не для него.
    - Но... Мистер Уоррен, там совеща...
    - Позже.
    - Но там же... Как же...

    Стервятник молча оставил секретаршу за спиной. Не охрану же она вызовет. А если и вызовет, он хотел бы на это посмотреть. Выпроводить его из кабинета сейчас мог бы разве что отряд национальной гвардии.

    В кабинете было душно, чувствовалось напряжение плотного рабочего дня. В креслах перед Шайло сидели люди, имеющие важный вид, но, судя по тому, что имен их Стервятник вспомнить не мог, вид их был куда внушительнее, чем роль в судьбе компании.

    - Добрый день, господа, надеюсь, вы уже закончили, время аудиенции истекло, у нашей главы такой плотный график, - исторгая из себя нескончаемый поток слов, глава химлаборатории широкими и до отвращения вежливыми жестами принялся выпроваживать собравшихся, - Прошу прощения, что пришлось прервать вашу беседу, но насущные дела не терпят отлагательств, понимаете, некоторые решения может принимать только эта женщина, боюсь, без нее сейчас встанет все производство, а вы же понимаете, это деньги, ваши, между прочим, деньги, господа... Лесси, лапонька, будь добра, проводи джентльменов и ответь на все их вопросы, я уверен, ты знаешь достаточно.

    Секретарша, не то пытавшаяся запоздало предупредить начальницу о неизбежном, не то не терявшая надежды остановить ураган, растерянно замерла в дверном проеме. Люди, сидевшие в глубоких креслах напротив директора, принялись хмуриться и всем своим видом выражать недовольство. Стервятник ясно читал и раздражение: опять не удалось продержать главу ГенКо в своей западне достаточно долго, чтобы та сдалась, - и возмущение: что за нахал прерывает их жизненно важную беседу и покушается на их раскормленное эго, - и спрятанные за серьезным выражением лица сальные ухмылки: сразу видно, кто тут любитель желтой прессы, а за одним можно предположить, о чем именно в ней пишут. Но каждый из них принялся неуверенно ерзать на стуле и медленно подниматься с насиженного места, растерявшийся от смены расстановки сил и зачарованный длинными речами человека в белом халате. Подниматься и неуверенно стягиваться к выходу.

    Лесси замешкалась, опасливо глядя на главу корпорации, Стервятник подчеркнуто вежливо пропустил ее к выходу и почтительно замер, сдерживая ехидную ухмылку и дожидаясь, пока в кабинете останутся только он и Шайло.

    Стоило двери с мягким шелестом закрыться за посетителями, вежливая гримаса сползла с лица расхитителя, он решительным жестом нажал кнопку блокировки двери и опускания жалюзи и развернулся к рабочему столу. Выдержав короткую паузу, он быстро пересек расстояние, разделявшее его и главу корпорации и швырнул на стол папку, которую все это время держал в руках.
    Папка издала глухой звук удара.

    - Смотри. Это статистика по операциям, проведенным с использованием последней партии. Смертность повысилась на десять процентов. Из которых больше половины - из-за осложнений, возникших при использовании зидрата. Контрольные тесты из лабораторий в комплекте. Все еще считаешь, что партия чистая?

    Отредактировано Graverobber (2021-06-14 23:26:38)

    +1

    3

    Незаметно скинув неудобные туфли под прикрытием старомодного, однако более чем презентабельного стола, Шайло не первый час улыбается одной из своих самых очаровательных улыбок, стараясь подсунуть на подпись как можно больше спонсорских бумаг под перо сидящих напротив нее людей. Она вышла на их след совсем недавно, но уже успела потратить уйму сил дабы достопочтенные господа оказались в этом кабинете. Душно, скучно, не слишком продуктивно - неплохо, но могло бы быть и лучше. Впрочем, деньги GeneCo сейчас не помешают. Деньги, вообще, никогда и никому не мешают. Развитие всегда требует затрат, а стоять на месте корпорация не должна. Нужно двигаться вперед! 

    - Выгода обеих сторон очевидна... "Ну, наша то уж точно..."

    За последний час девушка успела пасть духом, приободриться, засмотреться на мышь, методично осваивающую колесо бесполезного рабского труда - Уоллес предпочитает думать, что животное позиционирует себя как толстощекий хомяк и занимается фитнесом. Она бы и сама не отказалась побегать где-нибудь за пределами своего кабинета - не так даже важно где, но недаром питомцы похожи на своих хозяев. Жалея себя и маленького мышонка, Шайло допивает давно остывший кофе и подталкивает мужчине напротив еще один рекламный контракт. Не смотря на всю утомительность встречи, она не собирается отпускать гостей, и оставаться ни с чем тоже не намерена. Новые бумаги сопровождаются уже не новой тирадой о долговременном и взаимовыгодном сотрудничестве, ведь нет ничего лучше крепких, подкрепленных подписями и печатями, финансово выгодных отношений, построенных на костях своих конкурентов.   

    - Мы будем рады заключить эту сделку... "Подписывай уже..."

    Вместе с ворвавшимся в помещение Стервятником, в кабинет проникают равноценные потоки разочарования и облегчения. С одной стороны Уоллес необычайно рада закончить аудиенцию - "Достало ужасно..." , с другой же - ей совершенно не нравится что позволяет себе делать химик в ее кабинете. "Да как ты смеешь..." Мысленно Шайло чертыхается и клянется собственными руками убить бывшего наркоторговца, но продолжает улыбаться, в этот раз придавая лицу выражение сожаления и крайней озабоченности в связи с неотложными делами. Как только визитеры оказываются за дверью...

    - Я Вам обязательно перезвоню! Простите! Лесси проводи...

    ... она облегченно выдыхает и обрушивается в кресло, из которого еще пару минут назад пришлось молниеносно подпрыгнуть. Уоллес смотрит на мужа с интересом. Вряд ли он устроил показательное выступление просто так. Либо случилось нечто очень хорошее, либо нечто очень плохое. К счастью, сигнализация не надрывается во весь опор, а доброжелательный женский голос не рекомендует срочно покинуть рабочие места и проследовать к выходу, поэтому надежда на благоприятный вариант развития событий теплится. До тех пор, пока Расхититель ни открыл рот. Сощурившись, управленка недовольно взглянула на визитера. "И все? Какие-то бумажки?! Мог бы не утруждать себя столь эффектным появлением!" Раньше, чем получается сформулировать мысль так, чтобы последующая перепалка не переросла в полномасштабную войну, начинает говорить сам Стервятник.

    Шайло щурится еще сильнее и, не хотя, берет папку в руки. Потирает переносицу, всем своим видом демонстрируя недовольство, перекладывает несколько листов на стол, разглядывает содержимое, хмурится, начиная негодовать уже соответствующим образом и все, что она может сказать в результате:

    - И что?

    Цифры ее вполне устраивают, по крайней мере она отлично делает вид, что это так. "Да, немного выше, чем обычно, но... И что?"  Не доверять собственному мужу, как минимум, глупо, особенно с учетом того, что ее саму до сих пор можно удивить обыкновенными химическими фокусами углубленного школьного курса, но... "И что!?"

    - Даже до потолка не дотягивает, - старается спокойно парировать она, - А даже если и дойдет, то граница нормы - норма. Это обыкновенная статистика. Ради этого ты всех разогнал? Не мог подождать пару часов?

    В глубине души Уоллес понимает - так просто отделаться ей не удастся, но старательно делает вид, будто тема закрыта. Собирает документы в стопку, прячет в папку и толкает к противоположному краю стола.

    - Партия чистая, - подытоживает карьеристка и отводит взгляд, обращая его к бегающему грызуну. Глубоко вздыхает, старается унять гнев и как можно скорее хочет сменить тему разговора.

    - Это все?

    0

    4

    Стервятник молча смотрит на Шайло поверх очков. Устала. Злится. Вымотана спонсорами, не хочет ничего решать. Лучшая стратегия - "взять на ручки". Возможно даже в прямом смысле этого слова. Дать отдышаться, отогреться, прийти в себя. Иногда он только за этим и приходил. Но сейчас на это не было времени. Пока Шайло борется с усталостью, больницы отзывают партии зидрата и обсуждают целесообразность грядущих закупок, а юристы вчитываются в условия договора, прикидывая, могут ли они расторгнуть его, не заплатив корпорации за некачественный товар.

    Не стоило вообще выпускать эту партию. Быстрее и дешевле было бы ее утилизировать, компенсировать задержку и поставить качественный продукт, не вызывающий сомнений. Будь его воля, он бы так и сделал. И для перестраховки взял бы несколько образцов из непроверенной партии на анализ. А лучше начал бы с анализа поставщика, а потом уже брал его в работу. Если бы он оказался так хорош, как было заявлено.

    У Шайло были другие методы. Стервятник понимал многое. Благоразумно держался в тени, периодически наступая на свою гордость, а иногда и на здравый смысл. Где-то позволяя подрастающей девочке учиться на своих ошибках, где-то действительно доверяя ей больше, чем самому себе. Но временами ее решения выходили за грань его понимания.

    Он понимал, что она по-другому расставляет приоритеты. Понимал, что по-другому относится ко многим вещам. Но временами у него в голове не укладывалось, как в ее голове рождаются именно эти идеи, как она выставляет именно эти приоритеты и вкладывает именно такие смыслы. Сколько он ни пытался обрисовать себе мир, в котором живет Шайло Уоллес, сколько ни ставил себя на ее место, сколько факторов он ни пытался учесть, тщетно.

    Например, он совершенно не понимал, что могло заставить ее сменить поставщика. Сменить поставщика проверенного годами, стабильного, не повышающего цены, пунктуального и надежного. Сменить на неизвестного новичка с рынка. Сколько он ни пытался выяснить, картинка от него ускользала. Шайло отказывалась рассказывать подробности, злилась на необходимость аргументировать свои решения, на его желание знать, на его привычку контролировать. Он злился в ответ. Больше на ситуацию, чем на нее, и на ощущение, что чем дальше, тем больше он теряет контроль над происходящим. Ему не нужна была власть в корпорации, его устраивало держаться в тени, но он привык знать, что происходит вокруг. В его мире знание - залог выживания. Если ты знаешь, что происходит и видишь причины, у тебя есть средства влиять на ситуацию. Или хотя бы понимать, чем она тебе грозит. Не знать раздражало. Злило. Нервировало. Не знать было опасно.

    Особенно не знать, что происходит в голове у единственного человека, которому он мог доверять. Он не ждал от нее ударов в спину, не ждал целенаправленного вреда. Но знал, что неосторожность и непонимание могли ударить сильнее целенаправленного вредительства.

    Стервятник смотрел на жену и не мог понять, что происходит в ее голове. Где та точка, из которой она черпает свои аргументы. Где тот рычаг, что выключает трясущуюся над каждым неудачным опытом и жалеющую каждого пострадавшего Шайло Уоллес и включает женщину, равнодушно смотрящую на список из тысячи смертей. На задворках сознания шевелилась одна неприятная мысль, которую он старался не брать в расчет. Сначала объективные аргументы, потом личное. Впрочем, можно ли исключать личное в истории их взаимодействий...

    - И что?- он подтянул к себе кресло и сел напротив главы корпорации, облокачиваясь на стол и пристально глядя в уставшие глаза, вынуждая сфокусировать на себе взгляд, - Эти бумажки - это тысячи смертей. Смертей, которые очень быстро повесят на нас. Не время для экспериментов, Шай, нам нельзя рисковать. В эту минуту бухгалтерии больниц считают убытки от нашей партии и задумываются, не сменить ли им препарат. Когда они дойдут с этим разговором до заведующих хирургией, принимать решения будет поздно. А пресса только обрадуется, дополнив последние новости новым скандалом и увязав одно с другим. Когда показатель пересечет норму, наши убытки будут куда больше, чем если мы заменим партию сейчас. А эти толстяки все равно пришли просто посмотреть на звезду новостей: человек, планирующий заключать контракт, никогда не придет в офис без толпы юристов да к тому же в компании других таких же толстосумов.

    Отредактировано Graverobber (2021-10-22 22:11:15)

    +1


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Oh, darling, what have I done


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно