Нейтан звереет, и монстр с готовностью отзывается — принесите, принесите ему стейк с острым ножом, и все вокруг узнают, что вытравить убийцу из Нейтана невозможно. Они единое целое, Джекилл и Хайд, делящие одно тело и один разум, просто по-разному их использующие. Прилюдное убийство с отягчающими обстоятельствами, во всех новостях. Или... можно и без ножа, голыми руками. Нейтану хватит силы свернуть ублюдку шею за один только неосторожный взгляд, поможет опыт и монстр внутри, личный сорт умертвителя, поставщика на местные кладбища для халявного зидрата. Стервятник мог быть ему благодарен, между прочим.
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » 50 оттенков реальности


    50 оттенков реальности

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    Фандом: Repo! The genetic dramedy
    Сюжет: альтернативный

    50 ОТТЕНКОВ РЕАЛЬНОСТИ

    https://d.radikal.ru/d38/2111/2b/176e43f8e052.jpg

    Участники:
    Шайло и Стервятник

    Время и место:
    2066 год, почти 10 лет после оперы, Санкт-Расчленинбург


    Я в нерешительности стою в дверях, широко раскрыв глаза, а потом делаю шаг вперед, не в силах отвести от него восхищенного взгляда. Кристиан невероятно сексапильный. Мое подсознание валяется в обмороке где-то в дальнем углу. Я беру его за руку, и он делает мне знак, чтобы я встала в ванну, хотя на мне все еще его рубашка. Я послушно выполняю приказание. Придется к этому привыкать, если я намерена согласиться с его ужасным предложением. Если!.. Вода соблазнительно горяча.
    — Повернись ко мне, — командует он негромко.
    Я делаю, что мне сказано. Кристиан внимательно смотрит на меня.
    — Губа у тебя действительно вкусная, готов подтвердить, и все-таки перестань ее кусать, — произносит он сквозь сжатые зубы. — Когда ты так делаешь, мне хочется тебя трахнуть, а у тебя еще там не зажило, понятно?
    От неожиданности я делаю глубокий вдох.
    — Ну вот, — поддразнивает он. — Ты все понимаешь.
    Я отчаянно киваю. Не пойму, что на него так действует.
    — Отлично.
    Он вынимает из кармана рубашки мой айпод и кладет его на край раковины.
    — Вода и айпод — не самое лучшее сочетание. — Наклонившись, Кристиан берется за кромки моей белой рубашки, через голову стаскивает ее с меня и бросает на пол. Потом отступает и смотрит на результат. Я стою перед ним абсолютно голая, краснею и не могу поднять глаза от своих рук, сцепленных на уровне живота. Мне ужасно хочется поскорее нырнуть в горячую воду и пену, но я понимаю: ему это не понравится.

    А вот как это бывает на самом деле...

    Предупреждение:
    ООС, стеб, секс, пена для ванн и поганая литература. Вода и айпод не лучшее сочетание.

    [icon]https://a.radikal.ru/a21/2008/da/6be5a2fdb20d.jpg[/icon]

    Отредактировано Graverobber (2021-11-20 20:58:09)

    +2

    2

    Стервятник прикрыл дверь ванной и стянул с себя футболку. Не глядя повернул вентили, почти наизусть нащупал полотенце, так же вслепую кинул пену, в последний момент задумался зачем, но обратно ее было уже не достать. Стащил штаны, зашипел, выругался, убрал с пола жалобно пискнувшую под стопой резиновую улитку, порадовался, что это не конструктор. Устало облокотился о бортик ванны, дожидаясь, пока наберется вода и массируя болящие глаза. И наконец-то опустился в горячую воду.

    Мышцы медленно расслабились, бывший драгдилер блаженно вытянулся, чувствуя приятное тепло и слушая тишину. Мог ли он подумать еще хотя бы год назад, что высшее счастье человека - возможность спокойно принять ванну в тишине и одиночестве.
    Тишина казалась почти звенящей, отражающейся от кафеля и обволакивающей не меньше горячей воды. Он откинулся на спину и прикрыл глаза. День казался бесконечно долгим.

    Первый год самый простой, говорили они. Ребенок только ест и спит, утверждали они. Врачи, знакомые, форумы в сети и книги. Почему-то совсем забыв о прорезывании зубов, о способности кричать ультразвуком и о постоянной тревоге, которую если и упоминали, то приписывали к изменению гормонального фона матерей, совершенно не учитывая полное изменение психики отцов. Оставалось только гадать, от недосыпа, от полной смены привычного графика жизни, от попыток успевать то, что ни один человек не успеет сделать за 24 часа, или это просто ему так повезло. Доискиваться до первопричин не было ни желания, ни времени. Хотелось в основном урвать этот блаженный миг тишины и ни о чем не думать.

    Стервятник лежал и вслушивался в тишину, в то, как лопаются мыльные пузырьки. В звуки во всей квартире. Тело расслаблялось неохотно, нервно прислушиваясь к звукам и готовое в любой момент подскочить в ответ на детский плач или на «Эрик, ты тут нужен!». Оказалось, отцовство накручивает инстинкты куда сильнее жизни на улицах. Если раньше он слышал шорохи в доме сквозь сон и мог вскочить при первом же подозрении, то теперь ему казалось, что он затылком видит падающую с детского столика соску прежде чем слышит шлепок об пол и возмущенное нытье. В постоянной круговерти и попытках совмещать родительство с делами корпорации с большим трудом верилось, что можно просто расслабиться, не думать и отключиться.

    И тем не менее усталость брала свое. Горячая вода расширяла сосуды и заставляла тело обмякать, тишина и медленно лопающиеся пузырьки успокаивали, возможность просто откинуться на спину и закрыть глаза затягивала. Стервятник не заметил, как задремал.

    [icon]https://a.radikal.ru/a21/2008/da/6be5a2fdb20d.jpg[/icon]

    Отредактировано Graverobber (2021-11-18 22:47:01)

    +1

    3

    Шайло Уоллес очень сильно любит свою дочь. И работу свою она любит не менее сильно. Стараясь маневрировать между двумя объектами беспощадного обожания, за последний год, она не раз приходила к весьма очевидным выводам. "Я ужасная мать..." - думает она, выбегая из дома и вытряхивая детские игрушки из портфеля на протяжении всей дороги до офиса. "Я кошмарный руководитель..." - засыпая на утреннем совещании с чашкой кофе в руках, уверена она. К счастью, Шайло не одна. Стервятник, внезапно оказавшийся лучшим отцом из всех что Уоллес когда-либо знала, с готовностью бросился на амбразуру, вынуждая любить себя в разы сильнее, хотя казалось бы куда уже больше. Если бы в их мире существовала медаль за отцовство и организацию счастливого досуга детей до трёх лет, то Шайло костьми бы легла, чтобы такая красовалась на полке ее мужа. Ещё одну он с лёгкостью мог бы получить в гонке супругов, позволивших второй половине вести привычный образ жизни без упрёков и домашних скандалов. "Лучший муж 2066". Иногда Уоллес невольно задумывается, не чревато ли это последствиями и не номинируют ли ее саму на "Худшую мать тысячилетия", но быстро выкидывает мысль из головы и продолжает орать на бестолковую новую секретаршу или очередного лаборанта, который находится даже не в ее прямом подчинении.
    Каждый вечер, Шайло возвращается домой и первым делом мчится в детскую комнату, искупать карьерные грехи, напомнить маленькой девочке как выглядит ее родительница и уверить ребенка в том, что мамочка никуда не делась и всегда-всегда будет рядом, кроме конечно тех моментов, когда ее рядом не будет. Иногда ей кажется, что девочка вот-вот перестанет узнавать лицо женщины ее породившей.

    Сегодняшний вечер мало отличается от сотен предыдущих:

    - Прибежать домой, разбрасывая вещи во все стороны - Готово!
    - Броситься в комнату малышки, позабыв обо всем на свете - Стоп!
    - Вернуться и переодеться во что-нибудь не очень нужное, сохранив презентабельное имущество от уничтожения коварной дочерью - Рубашка бывшего Расхитителя сгодится! "Я расхищаю Расхитителя! Коварно! Зачёт!"
    - Умилиться ребенку и взять его на руки - Минута дела!
    - Распереживаться от собственной несостоятельности в роли матери - Выполняется 24/7.
    - Отыскать мужа, если он не был обнаружен в течение предыдущих пунктов плана, и пожаловаться ему на все окружающее, даже если оно, это окружающее, ничего плохого не сделано - "Где же Эрик?!"
    - Отпустить няню, если таковая в доме присутствовала, и в зависимости от времени покормить/поиграть/уложить подопечную. Если няни нет, отнять ребенка у мужа, дать ему выдохнуть пару минут перед сном, процедуру "после отбытия няни" оставить неизменной - "Ой, ты ещё здесь!?"

    ***

    - Уснула, - почти шепчет девушка и бесшумно закрывает за собой дверь. На цыпочках прокрадывается к зеркалу, хмурится и стирает с щеки остаток детской каши, которую дочь перед сном вымазала на все, до чего смогла дотянуться своими крохотными ручками. "Чтож, не есть перед сном это ее выбор..." Впрочем, когда детский голодный плачь раздастся посреди ночи, выбора вставать или нет ни у кого не будет.

    Представшая перед глазами картина заставляет Шайло улыбнуться. "Устал бедный..." И как они дошли до такой жизни? Как долго это будет продолжаться? Некоторое время она медлит, не в силах решить стоит ли тормошить мужа, и, решив что время ещё не пришло, осторожно усаживается на коврик возле ванной, складывая руки на ее бортике, опускает на них подбородок. Вот, значит, какой должна быть нормальная среднестатистическая семья - два уставших родителя, души не чающие в своем чаде и старающиеся обеспечить его всем необходимым. Забавно, но не смотря на значительные различия для стороннего наблюдателя, свое детство она помнила именно таким. "Интересно, как запомнит свое Флер? Будет ли любить отца сильнее?" Шайло рада, что рядом с ней такой человек как Стервятник, рада, что рядом с ней именно он. Подумать только, когда они только познакомились, наркоторговец был последним человеком, которому она могла довериться, она ежесекундно ожидала подвоха и надеялась поскорее вернуться к прежней жизни. А теперь даже подумать не может, что жизнь могла бы быть иной. И ей кажется, что это хороший знак.

    За раздумьями о будущем время течет в ускоренном режиме.

    - Эй, - наконец-то она не выдерживает и тихо окликает Стервятника, лёгким жестом касаясь его руки, - Может быть, лучше в постель?

    Отредактировано Shilo Wallace (2022-07-02 00:28:33)

    +1

    4

    Стервятник не помнил, когда научился ценить плюсы горячей ванной. Не помнил, когда перестал спокойно реагировать на сон урывками и перестал контролировать засыпание. Впрочем, в последние несколько месяцев он с трудом помнил, как его зовут и какой код у входного замка. Не говоря уже о куче других элементарных вещей. Оперативную память забило дурными детскими песенками, присказками и приторными трактатами по детско-родительской психологии и детскому развитию. Вспоминать в этом всем, когда и что с ним происходило, было некогда, он успевал делать только три вещи: следить, куда ребенок сует руки, увольнять идиотов-стажеров и давать себе бесконечные обещания о великих свершениях. Обещать, что через пару лет он обязательно изучит вопрос доскональнее и сам напишет адекватное и толковое руководство по управлению семейным дурдомом и детскому развитию, перестроит систему стажировки, научится доверять няне и проспит сутки напролет. Обещания эти как правило проскакивали в голове секундным озарением и тут же гасли в общей суматохе.

    Быть драгдилером было трудно. Быть правой рукой главы постоянно растущей и постоянно пытающейся развалиться корпорации - еще труднее. Быть при этом ее мужем - еще плюс 100% к сложности. Но быть при всем при этом родителем просто перечеркивало жирным черным маркером все перечисленное и писало поперек жирнющими буквами "тебе кранты".

    Сама идея родительства казалась настолько далекой от мира, в котором он привык жить, от него, от них двоих, что "испугаться" он просто не успел. Трудно строить ожидания и иллюзии относительно концепций, которые не существуют в твоей реальности. Все эти счастливые семьи среди знакомых и коллег, тяжелые вздохи новоиспеченных родителей, восторги по поводу визжащего, красного и сморщенного комка, способного исторгать только сопли и отходы жизнедеятельности... Ко всему этому у него даже не было определенного отношения. Сознание благополучно отвергало концепцию как таковую, помещая ее в соседнюю реальность, до которой ему нет дела, пока сотрудник лаборатории не пытается уйти на больничный с ребенком.

    В их с Шайло жизни были улицы, попытки выжить, поиски правды, амбиции, страхи, снова попытки выжить, тяжелый шлейф прошлого, управление корпорацией, высокие идеалы и стремления, снова попытки выжить. Амбиции, власть, попытки построить идеальный мир для всех у нее. Научные изыскания, бесконечные формулы и эксперименты и решение вопросов, не регистрируемых законодательством, у него. Постоянные угрозы, постоянные сплетни и скандалы, постоянные перемены, слабо поддающийся упорядочиванию хаос, постоянный бег. В таких условиях спланировать можно было в лучшем случае завтрашний день. Если очень повезет - грядущие пару недель. Но не чужую жизнь.

    Но когда время пришло, он на своей шкуре понял, что такое "идеального времени не будет, ты никогда не готов". Это жизнь, и она просто с тобой происходит. Флер очень доступно разъяснила ему этот урок своим появлением на свет. Не зря говорят, что родители учатся у своих детей. Стервятник сразу понял, что курс обучения будет длительным и жестким.

    И тем не менее. Когда уровень хаоса в жизни достигает пределов, за которыми ты не можешь создать даже иллюзию контроля, жизнь поразительным образом выстраивается сама. Криво, косо, не так, как мечталось, не так, как хочется прямо сейчас, но эта раздолбанная телега мчится по своим разобранным рельсам и каким-то чудом все равно умудряется проходить повороты.

    В родительстве он нашел не только самое тяжелое испытание, но и неожиданное успокоение. У него был почти год, чтобы пережить множество страхов, словно возникших из ниоткуда. И часть из них все еще оставалась с ним, но к рождению дочери он подошел если не готовым, то принявшим реальность. Принимать реальность вообще помогало на протяжении многих лет его жизни. И реальность была такова - у него на руках оказалось совершенно беспомощное существо, полностью зависящее от него и Шайло и абсолютно исключающее возможность отказаться от затеи за ее нерентабельностью.

    Впрочем, скажи ему кто о "нерентабельности проекта", он бы не задумываясь доказал спикеру нерентабельность его собственного существования посредством пули в лоб.

    За полгода Стервятник так и не смог разобраться в своих чувствах, но понимал одно: его все устраивает. Его устраивает вставать посреди ночи и срываться не на разборки, а к детской кроватке. Устраивает читать статьи под аккомпанемент гуления и шлепающейся на пол каши. Устраивает отгонять от ребенка непонятно откуда взявшуюся в доме тетку и по два часа таскать по квартире надрывающийся комок соплей. Устраивает успокаивать Шайло, переживающую, что она делает недостаточно, и отправлять ее спать, когда она пытается совершать подвиги у детской кроватки. Устраивает сидеть час, размазывая по тарелке мерзко пахнущую безвкусную еду, изображая невероятное удовольствие от ее поглощения и разыгрывая спектакли ради каждой ложки. Устраивает никогда не задумываться о том, должен ли он этим заниматься. Устраивает иметь один очевидный ответ хотя бы на один вопрос в жизни.

    Когда-то казалось, что все это не про них. Но сейчас он впервые за много лет чувствовал, что все происходит по-настоящему. Что картинка не распадется на куски в любую секунду. Что кажущееся благополучие не окажется только фантазией.

    Благополучия и не было. Было что-то куда более важное.

    Например, получасовой, безмятежный, крепкий сон в остывающей ванне.

    Стервятник вздрогнул, дернулся сесть, не понимая, нужно ли куда-то бежать, и с трудом сфокусировал взгляд. Потянулся протереть глаза, выругался, стряхнул с руки облако пены и долгим жестом провел ладонью по лицу, смывая сон. Тепло улыбнулся, осознав лицо Шайло, облокотившейся на бортик ванны. Не выдержал и зевнул, догоняя остатки отдыха. Мысли текли вяло, формулировались неохотно.

    - Привет, - наконец проговорил он вполголоса и мягко провел по щеке Шайло мокрыми пальцами, - Как день прошел?

    [icon]https://a.radikal.ru/a21/2008/da/6be5a2fdb20d.jpg[/icon]

    0

    5

    Наблюдая за мужчиной, Шайло не может сдержать улыбки - "Всё-таки иногда он очарователен..." Образ одинокого наркоторговца невозможно было увязать с амплуа заботливого отца, и любой, делавший попытку, непременно ломался о существующую реальность. Все, кроме Уоллес - она то знала каким он был и каким стал, что ему пришлось преодолеть, она видела каждый его шаг на новом пути. Однако до сих пор, когда-то впечатленная суровым Стервятником, девушка не переставала умиляться его действиям, не вписывающимся в прежнюю роль. Сон, пена, улыбка... "Определенно... Чертовски очарователен..."

    "Я немного опоздала на работу - хорошо, что начальство не опаздывает, а слегка задерживается, затем опрокинула почти полную чашку с кофе на ковер в офисе, секретарша заболела как назло. Едва не уснула на совещании, чуть не проморгала встречу со страховым агентом, зато добилась сниженной ставки по нашему договору. Выпила кофе. Ковер из кабинета забрали... Долго не могла решить стоит ли увольнять того врачаа, перепутавшего показатели в медицинской карте или можно ограничиться выговором и лишением премиальных. Забыла пообедать. Выпила кофе. Встретилась с очередными спонсорами - кажется, толковые ребята, представителем газеты - давно донимал - отчаянно желающем написать о влиянии производства корпорации на остатки местной фауны, и очередной претенденткой на должность личного помощника - никудышная девица. Забыла отчёт, но когда нашла, съела над ним свой сандвич. К вечеру во мне три полноценные дозы кофеина. Ковер вернут только в понедельник..."

    - Все хорошо, - отвечает Шайло, ластясь к руке мужа, вместо того, чтобы вываливать на него тонну ненужной информации. За всем важным в GeneCo он успевает следить самостоятельно - "И как ему это удается, сидя дома?" А остальное - чепуха. "Ну, подумаешь, ковер..." Да и мало что меняется в жизни руководящего звена изо дня в день. На поле их  боя на редкость спокойный период - рождение дочери будто бы решило массу проблем, вместо того, чтобы наоборот их создать. А, может быть, они отошли на второй план и стали менее важными, уступив место регулярному кормлению, пеленанию и пению колыбельных. Так или иначе, нагружать Стервятника багажом бесполезных знаний нет никакого желания.

    - Устал сегодня? - тихо спрашивает Уоллес и приподнимается на коленях, чтобы дотянуться и поцеловать мужа в уголок губ. Ответ она, конечно же, знает, но не каждый день сон настигает Стервятника в ванной, поэтому Шайло кажется, что сегодня должно было произойти что-то особенное. "Или это накопительный эффект..." Помедлив, она касается щеки мужа кончиками пальцев и целует его снова. Как же много благодарности в этом простом жесте, как много нежности, тепла. Без Стервятника, без Эрика - она бы ни за что не справилась с этим миром - ни маленькой девочкой-сиротой, ни взрослой руководительницей целой корпорации. Хорошо, что судьба распорядилась их жизнями именно так. Возможно, все происходящее в них сейчас это компенсация за боль, жестокость и страдания - тогда жить им счастливо до скончания века. Ей нравится так думать.

    Ещё ей нравится тянуться к мужу, скользить кончиком носа вдоль его щеки, пускай даже Шайло чувствует, как ткань рубашки задевает пенные облака, вот-вот грозясь опуститься в воду. Уютная обстановка располагает к подобного рода жертвам. Момент ей кажется очень удачным, хотя пять минут назад она и помыслить не могла о продолжении вечера более интересном, чем глубокий сон перед новым днём. Рука ненавязчиво скользит вниз по мужскому плечу и Шайло снова улыбается, радуясь внезапному порыву. Подвергнутый рукав нещадно погружается в воду, но это уже  совсем неважно.

    - Знаешь, - тихим голосом начинает девушка и делает паузу, чтобы ещё немного приблизиться к Стервятнику и прошептать у самого уха, - Флер уже спит. Я ее уложила... Остаётся молиться, чтобы дочь не решила проснуться и испортить намечающееся мероприятие пронзительным криком, отмахнуться от которого не представляется возможным.

    0

    6

    Вопросов было много, но ни один из них не находил выхода и не мог сформулироваться до конца. Уснула ли Флер? Что там с новой поставкой. Где отчеты от доктора Морриса. Не хочет ли Шайло присоединиться к нему в таком увлекательном занятии, как сон, возможно, переместившись в более подходящее для этого место.
    Проснуться и увидеть Шайло было приятно. Видеть ее умиротворенной и довольной - вдвойне. В последнее время они виделись еще реже, чем до рождения ребенка, или же так казалось, потому что совместные минуты вдруг стало очень интересно тратить на совместный сон, а не на всякие глупости вроде еды, развлечений, разговоров и секса. Продолжительный сон бок о бок неожиданно оказался куда приятнее всего перечисленного, но наутро, когда каждый разбегался по своим углам ринга в борьбе с новой реальностью, казалось, что этих нескольких часов не было и в помине.
    Стервятник поглаживал щеку жены и радовался возможности не думать ни о чем другом. Он понял, что она просидела здесь не одну минуту, позволяя ему просто спать и проводя время с ним, даже когда он не мог провести его с ней. Он не знал, когда научился это ценить, не помнил, когда это стало важным, но, кажется, был счастлив от того, что жизнь все-таки показала ему ценность таких маленьких моментов.
    Тем большую, что проявлять ее теперь доводилось реже, а эмоции обоих родителей честно поделились пополам между супругом и ребенком. И последний отчаянно тянул одеяло на себя.
    Но иногда очень хотелось забрать его обратно. Например, окунувшись в непродолжительный но такой желанный сон. Или молча глядя в эти хитрые глаза, пока наследница сладко сопит в кроватке. Или по крайней мере, пока они оба так считают.
    - Все хорошо.
    Стервятник не верит, но точно знает, что оба слишком устали, чтобы выяснять подробности. Случись что-то действительно важное, он узнал бы об этом раньше, чем Шайло добралась до дома. Период, когда они играли в игры, скрывая друг от друга то одно, то другое, закончился. Спустя десять лет, они наконец поняли, что быть командой - куда лучше, чем "помогающими" одиночками на поле боя. Он благодарен и за это.
    Ему потребовалось десять лет, чтобы прийти к этому мгновению. Чтобы просто наслаждаться моментом. Не задумываться, не анализировать, не угадывать, не беспокоиться, не искать в моменте ничего, кроме того, что дано. Просто радоваться ее присутствую здесь, просто целовать ее и чувствовать, что этого достаточно. Просто позволять ей делать все, что она захочет, и получать от этого удовольствие.
    - Да? - драгдилер усмехается почти как в прежние времена, - Уложила говоришь... - о своей семье он знал две вещи: то, что дочь закрыла глаза, еще не значит, что ее уложили, и — если Шайло отошла от кроватки, значит, эти глаза закрыты. Как бы ни сплетничали и что бы ни писали о Шайло и ее материнстве, он точно знал, что она самая беспокойная и ответственная мать на свете. Никто не переживал столько, сколько она и не старался так предусмотреть все. И не любил свою семью так сильно. Временами он удивлялся, что объектом своей любви она выбрала его. И был бесконечно за это благодарен, пускай даже осознание пришло не сразу.
    От горячего шепота по спине пробегают мурашки, Стервятник тянется за поцелуем, зарывается пальцами в волосы Шайло, проводит рукой по шее, плечу, лопатке, привстает, обхватывает жену руками и утаскивает к себе в воду, поднимая волну и расплескивая воду. Прижимает к себе крепче, жадно целуя, несмотря на воду, брызги пены и взвизгивания.
    - Надеюсь, ты права...

    [icon]https://a.radikal.ru/a21/2008/da/6be5a2fdb20d.jpg[/icon]

    Отредактировано Graverobber (2021-12-10 18:01:52)

    +1

    7

    Шайло улыбается, молча кивает и тянется за поцелуем. С маленькими детьми ни в чем нельзя быть уверенным, но тишина в доме обнадёживает и даёт время разгуляться фантазии. С момента появления Флер, Уоллес обзавелась не только хроническим недосыпанием и новым статусом мамы, но и лишилась доброй части нервных клеток. Кормление, пеленание, ночные подъемы и колыбельные до самого утра — все это суммарно заставляло забыть о развлечениях и стремиться к крепкому здоровому сну в каждую спокойную минуту. Этим вечером неожиданно для самой себя Шайло хочет разорвать этот порочный круг и успеть хоть немножечко побыть прежней собой, хочет побыть рядом с мужем, пока представилась такая возможность. Неизвестно когда она появится вновь и появится ли в ближайшие лет восемнадцать-двадцать. Родительство - работа, как известно, круглосуточная. 

    Оказавшись в пене Шайло взвизгивает и смеётся, как девчонка — "Вот же дурачок..." - будто бы ей вовсе не нужно быть тише, чтобы ее крошечная копия продолжала мирно сопеть в кроватке. Сейчас она рядом со Стервятником не только телом, но и каждой мыслью. Она благодарит его за все, что он сделал для их маленькой семьи и для каждого домочадца в частности, она радуется тому, насколько ей повезло, она любит его. С каждым днём это чувство претерпевает изменения, развивается, растет. Нельзя любить человека на протяжении всей жизни одинаково — нужно любить его иначе, нужно любить сильнее, иначе это и не любовь вовсе. необходимо взрослеть и взращивать в себе чувство преданности и привязанности. Шайло любит Расхитителя любым. Отцом, мужем, соратником и помощником, коллегой и другом. Как и в любых отношениях в этих есть свои шероховатости, но одно Шайло всегда знает точно — она ни одной минуты в жизни не жалела о выборе именно его. Неважно каким было начало, важно то, что он никогда не подведет до конца.

    Вода выплёскивается на пол, но это никого не волнует, даже веселит. Шайло прижимается к мужу и отвечает новым, требовательным поцелуем. Ее фантазия расходится не на шутку и остаётся только надеяться, что Флер не слышала счастливого материнского смеха и изволит ещё хотя бы час посмотреть свои радужные сны, позволяя осуществить все, приходящее на ум. А может быть, и немного больше.

    — Хочу тебя, — выдыхает она в губы и не давая возможности ответить, снова срывает с них очередной поцелуй. Одной рукой обнимает мужа за шею, второй соскальзывает в мыльную воду, — Сейчас... Здесь...

    Когда она успела забыть каково это быть спонтанной? Когда перестала уделять время человеку, находившемуся рядом вне зависимости от обстоятельств? Они оба знают ответы на эти вопросы и оба не могут обижаться или обвинять друг друга. Флер - чудо, иначе и не скажешь. Еще буквально год назад никто не планировал и даже не помышлял о ее появлении. Шайло до последней минуты не верила в реальность происходящего и в успех затеянной авантюры. Девочка родилась и разорвала старую реальность в клочья, она была слишком тесной для нее. Требовалась новая - на троих.   

    Едва ощутимый всплеск воды, ставший чуть более легким карман и проскользнувшая мимолетная мысль -"Да наплевать... Неважно..." Еще несколько секунд и первый сформировавшийся вопрос - "А что это было?" Полминуты и... "Чертов айпод... Да почему  же именно сейчас..."

    Раритетная игрушка не только развлекала, но еще и была подарком. В мире, где технологии позволяют создавать органы для пересадки, на вес золота были не новые, а старые побрякушки. Не смотря на уступающий современным функционал, объем памяти и, чего греха таить, не лучший дизайн, Шайло радуется ему как и старым музыкальным композициям, загруженным в память, каждый раз, когда может уделить проигрывателю время. Как он оказался в кармане чужой рубашки? Легко. Не нужно разбрасывать вещи где попало, иначе кто-нибудь их подберет...     

    - Постой... - Шайло старается не сбиваться с первоначального настроя, не терять его нить, и действовать пытается с осторожностью. Подумаешь, выловить из воды пластиковую коробочку размером меньше куска мыла. Но как и последний, старенький плеер оказывается более коварным, он заставляет хозяйку нецензурно выругаться про себя и направить ладонь не к вожделенному мужу, а к грозящему погибнуть нелепой смертью прибору,- Не двигайся... Просто не шевелись...

    +1

    8

    Шайло смеётся, и от этого смеха губы сами растягиваются в улыбке. Он вытирает с её лица пену мокрыми руками, целует её и думает, когда они в последний раз были такими беззаботными. Были ли вообще когда-то?

    На секунду кажется, что нет. Всю дорогу их сопровождали сложности, тревоги и неприятности. То между собой, то в окружающем мире. Казалось, что с рождением дочери тревог и сложностей должно стать только больше. И так и было.

    Но при всем при этом он только что окунул Шайло в ванну прямо в рубашке, они смеются, как дети, и целуются, как подростки. Быстрыми, жадными поцелуями. Словно пытаются насладиться друг другом и чем-то очень сладким, но запретным, "пока предки не застукали".

    В его жизни такого не было. В её тоже. Не было ни "предков", ни сногсшибающих, жадных и робких подростковых поцелуев. Но вот ей скоро 30, ему почти 40. Они прячутся в ванной от собственной дочери, которая слишком мала, чтобы что-то понимать, но в любой момент может лишить их удовольствия, которое из-за этого становится только слаще. Хихикают и ласкают друг друга как будто им по 17.

    – Хочу тебя, сейчас... Здесь...

    Стервятнику не нужно повторять дважды. Достаточно того, что она уже сидит у него на коленях и требовательно притягивает к себе. Ничего не планируя ещё секунду назад, он уже согласен на все и может лишь надеяться, что им хватит времени на их маленькую шалость.

    Он крепче сжимает жену в объятиях, хаотично блуждает руками по её спине, талии, бедрам, оглаживая жадно, торопливо, спеша вспомнить каждый изгиб её тела, оттягивает мокую рубашку, жадно целует ключицы... Ему нравится эта ее новая привычка воровать у него одежду. Еще больше ему нравится она без одежды и то, как сладко все в нем подбирается, когда она вот так ведёт рукой по его телу...

    Он знает, что будет дальше, ныряет рукой к её ягодицам... и вдруг все замирает.

    Шайло суетливо оглядывает воду, сбивается с ритма и начинает беспокоиться. Стервятник запоздало целует её и, тяжело дыша, непонимающе на неё смотрит. В голове вата, сознание категорически неспособно оценивать ситуацию, ему не хочется думать ни о чем, кроме её тела, кроме неё.
    Он пытается выровнять дыхание, успокоиться, но каждая его частичка требует другого.

    – Что случилось? – с трудом выдыхает он, следом за Шайло опуская взгляд в воду и не видя ничего, только чувствуя, как рука, только что скользившая по его торсу, ныряет куда-то мимо и что-то делает в воде. На особую сексуальную технику это совсем не похоже.

    – Что не так? – он автоматически усаживается удобнее, не желая прощаться с наваждением, но краем сознания уже понимая, что продолжения может и не быть. Руки все ещё поглаживают бедра жены, мысли хаотично мечутся, пытаясь понять, что произошло. Передумала? Он что-то сделал не так? Ей где-то некомфортно?

    Стервятник много изучал гормоны, беременность и период после неё. Прошло уже достаточно времени, чтобы Шайло физически восстановилась, хотя ее гормональные всплески он регулярно испытывал на себе до сих пор и утешал себя тем, что это пройдет через год-другой. И даже зная обо всем этом, он с трудом мог примириться с мыслью, что жена могла просто передумать на полпути. Впрочем, неизвестно, что было бы большим обломом: смена настроения супруги или объективная причина остановиться.

    – Надеюсь, под моими ягодицами не прячется ядовитая змея, иначе второго ребёнка у нас уже может не быть, – он пытается свести все в шутку, чтобы отвлечься, но это плохо помогает, – Наследники не будут драться за власть, – продолжает он монотонным, скучающим голосом, развивая мысль и пытаясь уйти от навязчивых мыслей о том, что (не) скрывает прилипшая к телу Шайло рубашка, – Флёр вырастет нарциссичной и избалованной, подсядет на алкоголь, светские рауты и натуральный мех и проиграет все свое состояние в покер... "И это очень жестоко с твоей стороны так меня завести, когда у нас и без того мало времени, а теперь ещё и заниматься чем-то совершенно посторонним...".

    Отредактировано Graverobber (2022-07-31 08:15:26)

    0


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » 50 оттенков реальности


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно