Нейтан звереет, и монстр с готовностью отзывается — принесите, принесите ему стейк с острым ножом, и все вокруг узнают, что вытравить убийцу из Нейтана невозможно. Они единое целое, Джекилл и Хайд, делящие одно тело и один разум, просто по-разному их использующие. Прилюдное убийство с отягчающими обстоятельствами, во всех новостях. Или... можно и без ножа, голыми руками. Нейтану хватит силы свернуть ублюдку шею за один только неосторожный взгляд, поможет опыт и монстр внутри, личный сорт умертвителя, поставщика на местные кладбища для халявного зидрата. Стервятник мог быть ему благодарен, между прочим.
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Больше, чем тысяча слов


    Больше, чем тысяча слов

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1

    Фандом: Tanz der Vampire
    Сюжет: основной

    БОЛЬШЕ, ЧЕМ ТЫСЯЧА СЛОВ
    https://i.imgur.com/L9mwf85.png https://i.imgur.com/4BCt6Hx.png https://i.imgur.com/OIZSaum.png

    Участники:
    Henri-Philippe Roux
    (by Graf von Krolock),
    Herbert von Krolock

    Время и место:
    1923 год, через пять дней после событий эпизода Ночная птица, замок графа фон Кролока


    Оказывается, в замке фон Кролока гостей могут подстерегать куда более прозаичные опасности, чем возможность быть растерзанным свитой графа.

    +1

    2

    Шло время, и утро для Анри-Филиппа Ру начиналось все позднее и позднее. Поначалу он подскакивал с кровати как ошпаренный, остро чувствуя, что теряет на сон значительную часть светлого времени суток, и на обследование замка остается не так много часов. Потом привык и смирился, тем более, что ему, похоже, здесь действительно были рады. Правда, хоть сколько-нибудь достойной пищи он так и не получал и потому питался преимущественно снедью, купленной в последнем из трактиров по дороге к замку. На стряпню Куколя полагаться не стоило, и Анри при первой возможности постарался донести до настойчивого горбуна, что готовить для гостя нет нужды - у него полно собственных припасов. Он же, в конце концов, не ожидал кого-нибудь здесь повстречать и рассчитывал только на свои силы. Оставалось только догадываться, чем питаются хозяева замка, и почему за все проведенные здесь дни и ночи они ни разу не пригласили гостя к столу разделить с ними трапезу. Негостеприимно и странно, но Анри старался не слишком забивать себе голову. Достаточно того, что Кролоки позволяют ему жить в замке и беспрепятственно расхаживать везде, кроме их личных покоев и подвалов - те охранял Куколь, да, впрочем, Анри и не пытался проникнуть в запретное. В замке и без того хватало сокровищ для почитателя архитектуры и старины.
    Все светлые часы он бродил по анфиладам, залам и коридорам, зарисовывая, фотографируя и конспектируя, а с закатом солнца появлялся Герберт и украшал собою короткие летние ночи. Общество виконта скрашивало вынужденное одиночество, Анри несколько раз ловил себя на мысли, что без Герберта мог пасть духом среди каменного рассыпающегося величия старого замка - тяготили не древние стены, а само ощущение упадка и разрушения, поселившееся здесь повсеместно. Вероятно, он все же переоценил собственные силы, отправляясь сюда один после смерти спутника. Но каждый раз возвращаясь в постель под утро и приветствуя еще одного своего нечаянного соседа - маленькую летучую мышь, свисавшую с крепления балдахина в изножье кровати, - Анри невольно радовался, что у него есть компания и возможность пообщаться. Пусть даже мышь не могла ему ответить, а Герберт нередко отделывался обтекаемыми фразами, когда Анри задавал вопросы о замке и роде. Создавалось впечатление, что тот старательно оберегает какую-то тайну, разделенную с графом, и спустя некоторое время молодой архитектор перестал расспрашивать и обратился в рассказчика. Герберт проявлял неподдельный интерес к происходящему в мире, и Анри периодами не мог отделаться от ощущения, что тот провел всю свою жизнь в изоляции, хотя ему нравилось, как живо и непосредственно виконт реагирует на те или иные нюансы.
    Их общение носило непринужденный характер и не было омрачено недопониманием или размолвками, за исключением одного момента, к которому Анри раз за разом невольно возвращался в мыслях. Фотографий, которые он опрометчиво пообещал Кролокам после фотосессии в зале, сделать не вышло. У него были и химические реактивы, и фотобумага, и лампа, вот только про электричество он позабыл. Дома, в крупном городе, электричество уже использовалось повсеместно - по крайней мере в тех местах, где он обычно бывал. И воспринимать это удобное изобретение как должное было легко - настолько легко, что он попросту не подумал о нем, когда пообещал Герберту и графу фотографии. Граф едва ли всерьез ждал эти снимки, скорее, поддался желаниям сына. А вот Герберт, кажется, был по-настоящему разочарован и расстроен, хоть и пытался это скрыть.
    Анри-Филиппу Ру было не впервой обманывать чьи-либо ожидания, нередко он даже находил в этом своеобразную прелесть, хотя в большинстве случаев оставался равнодушен к разочарованиям других. Но Герберт... Нет, видеть на его красивом лице неподдельную грусть было очень неуютно. Анри даже думал, не съездить ли до ближайшего города, чтобы воспользоваться так необходимыми сейчас благами цивилизации, но все же решил сосредоточиться прежде всего на замке. У него диплом и работа, не стоит терять голову. Особенно когда все так зыбко, что не найти слов.

    Последние пару дней Анри посвятил восточному крылу замка. Оно оказалось в довольно плачевном состоянии - крыша прохудилась, часть перекрытий прогнила и осыпалась, и временами приходилось пробираться с большой осторожностью, заглядывая в зияющие дыры в потолке или полу. Анри было почти физически больно за великолепное строение, не перенесшее тяготы столетий. Все можно было поправить, но разумеется, не силами одного человека, который с помощью карандаша, блокнота и фотоаппарата пытался запечатлеть и воспроизвести хотя бы часть прежнего величия. Замок тихо умирал, хороня под своими каменными сводами остатки древнего рода, старомодного графа и его послушного сына, то ли насильно, то ли добровольно запертого вдали от цивилизации. Работая, Анри то и дело возвращался мысленно к Герберту, предвкушал очередную встречу и в то же время желал ее отсрочить - виконт определенно влек его, томил недосказанностью и неявной симпатией, в которой Анри терялся. Раньше все было проще. Если Ру вызывал у кого-нибудь чувство влюбленности, тот довольно быстро его обозначивал. Если же влюбленность испытывал сам Анри, то... она проходила еще быстрее, едва он замечал недостатки у объекта своей симпатии. Находиться в длительном подвешенном состоянии он не привык, и в ситуации с Гербертом медлил, ожидая либо шага навстречу, либо естественного для него разочарования. Но до сих пор не случилось ни того, ни другого.
    Он настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, в какой момент набросал на одной из страниц блокнота вместе с резным каменным узором небольшой скетч - Герберта в пол-оборота, схематично и без деталей, очень технично и даже топорно, однако узнаваемо. Ну уж нет, еще не хватало. Людей он не рисовал принципиально, не будет и сейчас.
    Анри захлопнул блокнот, поднялся и осветил заранее прихваченным масляным фонарем пространство вокруг себя - эта часть замка уже почти полностью погрузилась в сумрак, хотя на западе, возможно, вовсю властвовал закат. Пора возвращаться. Дорога по восточному крылу была не так проста в светлое время суток, а сейчас и вовсе казалась слабо преодолимой. Перекинув через плечо ремень от фотоаппарата, Анри зажал под мышкой блокнот и, высвечивая дорогу фонарем, двинулся в обратный путь.
    Он приблизительно помнил, как шел, за что цеплялся и где обходил опасные места, однако в какой-то момент непрочно стоящий камень под его ногой обрушился вниз. Анри вскрикнул, покачнулся, выронил карандаш и блокнот, схватил обоими руками бесценный фотоаппарат и в панике понял, что уже летит следом за блокнотом в неожиданно разверзшуюся перед ним темную яму. Господи, помоги...

    [nick]Henri-Philippe Roux[/nick][status]шикарный лирический баритен[/status][icon]https://imgur.com/N39QNiL.png[/icon][sign]-[/sign][lz]<div class="lzname"> <a href="https://musicalspace.rusff.ru/viewtopic.php?id=33#p536">Анри-Филипп Ру</a> </div> <div class="fandom">Tanz der Vampire</div> <div class="lzinfo">Гость в замке графа фон Кролока, молодой начинающий архитектор, немного художник</div>[/lz]

    +1

    3

    Говорят, если надолго закинуть в море сети, то помимо скользкой рыбы, пустых ракушек и скучных водорослей, там может остаться какая-нибудь диковинка с затонувшего корабля, который держал путь в другие страны. Бутылка с письмом, приплывшая с далеких островов. Амфора, наполненная эликсиром жизни. То, что вызывает желание задержать себя в руках подольше и с интересом изучить. Добыча, достойная войти в коллекцию собирателя всего самого лучшего. С точки зрения вампира, коллекционирующего мужские сердца, Анри-Филипп Ру был достоин. Он сочетал в себе юное очарование, воспитанность, интеллект, образованность, достаточную степень уверенности в себе, чтобы не краснеть как рак в ответ на невинный флирт, и вежливую сдержанность, которую так и хотелось пробить, втянув его во что-нибудь безумное. Герберт с упоением слушал истории о современном мире и воображал тот же голос шепчущим ему что-нибудь интимное, с жадностью смотрел, с интересом внимал рассказам о новых технологиях. Многолетняя скука уже неделю, как покинула его. Гость изумлял, удивлял, развлекал Герберта и даже вдохновлял на то, чтобы использовать новые подходы в их неминуемом сближении. Когда вампир понял, что Анри заметил его мышиную шкуру под балдахином кровати, его начала преследовать идея дать в этом обличье себя приласкать. О мрак ночной, как давно его не трогали теплые человеческие руки.
    Одним словом, месье Ру выглядел превосходным компаньоном на ближайшие лет пятьдесят. Казалось бы, чего еще Герберту было ждать, тем более что ждать с каждой ночью становилось все невыносимее? Он чувствовал между ними некое приятное, почти эротическое напряжение, и на сей раз вряд ли оно было порождением его неуемной и нетерпеливой фантазии. Однако одного этого было мало, чтобы разжечь в Анри чувства, которые не дадут ему выйти на солнце сразу после обращения или совершить еще какую-нибудь глупость, способную стать препятствием для их дальнейшего союза. Крови, отданной добровольно, надлежало созреть, словно хорошему вину. И о готовности Герберту должны были сказать реальные, а не воображаемые знаки влюбленности. Ждать их было невероятно утомительно, но он жадно и коварно продвигался к своей цели.
    Откладывая момент превращения Анри в вампира, Герберт каждый вечер, как только солнце скрывалось за горизонтом, обнаруживал себя в навязчивом беспокойстве от мысли, что кто-нибудь более голодный повстречается гостю раньше него и вознамерится укусить молодого архитектора. И чем дальше, тем меньше в этих опасениях было банального нежелания не стать первым. Что, если после чужого укуса Анри не переживет метаморфозу, а просто не выживет? Что, если другой вампир не сумеет обойтись с ним достаточно бережно? "Он мой", - думал Герберт и, объятый этим собственническим чувством, упустил из внимания другую объективную вероятность: в старинном замке смертный мог стать жертвой не только вампиров, но и собственной неосмотрительности.
    Анри крупно повезло, что сын хозяина замка был им одержим. Герберт открыл глаза чуть ли с последними солнечными лучами и уже меньше, чем через полчаса незаметно наблюдал за ним из темноты, поэтому застал момент, когда молодой человек оступился. Чтобы осознать, что все его планы вот-вот в буквальном смысле канут в бездну, ему не понадобилось и доли секунды.
    - Нет! Куда!
    Наверно, Герберт раскрыл бы свою настоящую сущность, если бы Анри увидел звериный прыжок, которым он подскочил к краю пролома - туда, где нижняя часть оконного проема и пол обвалились и открыли портал неправильной полукруглой формы, ведущий в пустоту. На самом ее дне неосторожного исследователя ждал горный склон с острыми валунами. Ударившись о них, Анри мог не прожить достаточно времени, чтобы Герберт успел укусить его и тем самым продлить их едва начавшееся общение. К счастью, он успел схватить Ру за лодыжку. Судя по донесшемуся снизу звуку, это причинило Анри боль, несравнимую, впрочем, с той, какую ему пришлось бы пережить, если бы он сорвался вниз и разбился. На мгновение  они оба зависли - человек вниз головой, вампир лежа на краю, наклонившись вниз, - и, наблюдая, как внизу угасает свет упавшего фонаря, Герберт сокрушенно вздохнул и одновременно посмаковал сладкое чувство, что хрупкая жизнь этого очаровательного существа полностью отдана на его милость. Как будто уже само нахождение месье Ру в замке этого не означало.
    Властным движением Герберт схватил Анри за одежду на спине и потащил за нее и за ногу вверх, а когда они оба оказались на целом и твердом полу, далеко от опасного края, принялся быстро его ощупывать и осматривать, время от времени издавая взволнованные возгласы.
    - Ты цел?! - Фон Кролок сам был шокирован и взбудоражен тем, как удачно у него получилось сберечь любимую игрушку. Голова у Анри была не разбита в кровь, глаза на месте и смотрели с испугом, брюки на коленке порваны до ссадины, манящей несколькими алыми каплями, а нога если и сломана, то внутри, и в худшем случае это теоретически можно исправить преждевременным обращением. Впрочем, Герберт мог заметить и не все повреждения, потому что частый стук сердца Анри оглушал его и пробуждал желание наброситься на него с клыками. - Где болит?

    +1

    4

    Скрытый текст:

    Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

    [nick]Henri-Philippe Roux[/nick][status]шикарный лирический баритен[/status][icon]https://imgur.com/N39QNiL.png[/icon][sign]-[/sign][lz]<div class="lzname"> <a href="https://musicalspace.rusff.ru/viewtopic.php?id=33#p536">Анри-Филипп Ру</a> </div> <div class="fandom">Tanz der Vampire</div> <div class="lzinfo">Гость в замке графа фон Кролока, молодой начинающий архитектор, немного художник</div>[/lz]

    +1


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Больше, чем тысяча слов


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно