— Я позорился сегодня, потому что... беспокоюсь о близких. — Зачем Сергиевский это сказал, он и сам не знал. Фраза сорвалась с языка как пьяное откровение, но за ней скрывалось смутное желание казаться лучше, чем Фредерик сейчас думал. Анатолий не успел развить мысль. Неловкое движение — и отделение для монет в кошельке открылось в неподходящий момент, и содержимое рассыпалось по полу. Выругавшись на родном языке и чудом не ударившись о колено Трампера лбом, Сергиевский принялся подбирать деньги. "Помни об этом, если будешь читать эту муть".
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » И бездны мрачной на краю


    И бездны мрачной на краю

    Сообщений 1 страница 11 из 11

    1

    Фандом: Последнее испытание
    Сюжет: альтернативный

    И БЕЗДНЫ МРАЧНОЙ НА КРАЮ

    https://forumupload.ru/uploads/001a/73/37/15/968761.jpg

    Участники:
    Лорана, Даламар

    Время и место:
    Конец июля, Найтлунд


    Золотой Полководец и темный маг - очень неожиданный альянс. Однако вылазка против общего врага способна сплотить кого угодно. По крайней мере, в это очень хотелось бы верить им обоим.


    Предыстория:
    На пороге снова война
    Шаг в темноту

    Предупреждение: Авантюризм, плохо совместимый со здоровьем, равно душевным и физическим

    Отредактировано Dalamar (2023-12-01 13:35:36)

    +1

    2

    Драконидов многие недооценивали. Они появились на Кринне недавно, и понять, что из себя представляет новая раса, никто не успел. Даламар и сам привык взирать на них с брезгливым презрением. И тем не менее за время войны успел осознать, что они могут быть опасными противниками.

    Поэтому он лишь коротко кивнул на слова Лоранталасы, с интересом глядя, как преображает её магия амулета. Словно бы рябью подернулось лицо — и через миг уже драконид скалит зубастую пасть. К сожалению, это была лишь оптическая иллюзия, для того, чтобы сменить форму существа, превратив его в создание иной расы, или, например, в животное, нужна была магия намного более могущественная и отнимавшая значительное количество времени. К тому же Даламар слишком остро чувствовал, что стоящая перед ним посвятила себя свету, и это сводило на нет обман зрения.

    Что ж, этому он в силах помочь. Несколько движений рукой, тихий речитатив заклинания, — и плотный кокон тьмы окутывает принцессу, пряча её сияние. Вот теперь иллюзия была полной.

    Достав из поясного мешочка кольцо, он тоже замаскировался, и пригнувшись, принялся наблюдать за приближающимся патрулем.

    Мысль Лоранталасы о том, чтобы присоединиться к сменному караулу, не была лишена смысла, но куда и как беззвучно убрать тех двоих? Решать нужно было быстро, и Даламар торопливо заговорил:
    — Поменяться незаметно вряд ли получится. К тому же караульные остаются у ворот, и то, что мы сразу же отделимся от группы, не останется незамеченным. Я сделаю нас невидимыми, и мы просто пристроимся в хвост отряду, в таком гомоне наши шаги никто не услышит. Заклятье не будет действовать долго, но для того, чтобы пройти внутрь и нырнуть в ближайший боковой коридор, времени нам хватит.

    Он чуть отстранился, уходя в тень деревьев, и тихо, медленно начертил в воздухе нужные руны, а затем снял с пояса несколько горстей золы, осыпая ими себя и принцессу.

    И улыбнулся, глядя, как, мигнув, рассеялась миражом, её фигура.

    Сложность была только в одном: друг для друга они тоже были невидимы, а как-то взаимодействовать было необходимо. Наугад он протянул руку, и, наткнувшись на железо доспехов, поудобнее перехватил закованное в броню запястье и настойчиво потянул Лоранталасу за собой.

    На самом деле пока еще вполне можно было перекинуться парой слов — хотя бы шепотом, но сознание Даламара как-то мгновенно перестроилось: сразу принять, что не стоит произносить ни звука, было проще. Легкими, но стремительными шагами они вышли из рощицы и ненадолго замерли, дожидаясь, пока патруль поравняется с ними.

    Даркониды переговаривались между собой на своем гортанном, шепелявом наречии, из которого темный эльф знал лишь несколько отдельных слов. И слушая этот гомон, Даламар порадовался, что они не стали пытаться заменить замыкавших шествие: к тем несколько раз обращались с вопросами, так что план рисковал бы сорваться в самом начале. Темный покачал головой: за годы в башне он слишком привык просчитывать каждую деталь, либо же полагаться на то, что все мелочи продуманы твоим спутником. Нынешняя авантюра отчасти тревожила его своим безумием, словно на время перенося в прошлое, о котором он старался не вспоминать.

    Радовало, что ящерицы явно не ожидали нападения. В них не было заметно никакой настороженности, к посторонним звукам не прислушивались, осторожность не соблюдали. Это было на руку. Продолжая осторожно удерживать запястье принцессы, Даламар пристроился в хвост отряда и двинулся вслед за ним, отставая всего на один-два шага.

    Отредактировано Dalamar (2024-01-28 16:27:48)

    +2

    3

    Застегнув на шее амулет, Лорана не ощутила ничего особенного, но по выражению лица Даламара поняла, что иллюзия сработала. Эльф всмотрелся в нее повнимательнее и прочёл какое-то заклинание, удовлетворившись, наконец, результатом маскировки, видимо, скрывая её на ином плане восприятия, доступном лишь тем, кто посвятил себя магии.
    Когда же и Даламар надел своё кольцо, и через несколько мгновений вместо представителя народа сильванести перед ней возник ужасный драконид, она едва удержалась от вскрика. Учитывая, что о существовании самок у драконидов никто не слышал, сама эльфийка выглядела, вероятно, примерно также.
    Предложение о заклятии невидимости показалось Лоране вполне разумным, и она спокойно позволила магу провести все необходимые манипуляции, которые немного напомнили ей о том, как плёл сонные чары Рейстлин. Спустя миг фигура Даламара растаяла, и тут принцесса поняла, что друг для друга они теперь тоже будут сокрыты. Темный эльф тоже, видимо, это осознал, и схватил ее за руку, наугад нащупав латную перчатку.
    Следуя движениям невольного союзника, Лорана тоже пристроилась позади присмотренного ранее отряда драконидов. Судя по реакции врагов, их присутствия они не замечали, а шум вокруг в сочетании с тонким эльфийским слухом оставлял хоть какие-то возможности для переговоров. К драконидам перед ними  за время их пути обращались несколько раз, но суть их слов осталась для Золотого Генерала недоступной - на наречии ящеров она знала лишь боев клич да пару ругательств.
    Через четверть часа эльфы успешно миновали ворота крепости, это вышло легче, чем казалось прежде. Единственной неприятностью лишь был момент, когда у Даламара, видимо, зацепился плащ за зубцы опускающейся железной решетки. Как маг решил этот вопрос, Лоране осталось неведомо, но потратил он на это не более минуты, и она отчетливо слышала треск рвущейся ткани.
    Также наугад нащупав одежды Даламара, девушка потянула его по направлению в укромный угол крепостного двора, откуда открывался вид на башню с механизмом и где была возможность обсудить план их дальнейших действий.
    "Ощущаешь ли ты магию этого места? - обратилась она к ученику Рейстлина, - сможешь ли понять, сколько еще на нас продержатся твои заклятия, и сможешь ли колдовать здесь без ограничений?"

    Вполне удовлетворившись ответом Даламара, она принялась осматривать башню с механизмом. Эльфийское зрение позволяло разглядеть ей мельчайшие трещинки на стене, а также понять, что забраться в здание по наружной стене, не привлекая внимания, представлялось маловозможным, да и бойницы были слишком узкими даже для их стройных тел, тем более, помимо одежды, они оба были увешаны большим количеством оружия, мешочков и прочего снаряжения. На предложение залететь на крышу башни Даламар отрицательно хмыкнул, что означало, видимо, что подобное заклинание ему незнакомо или ему не под силу наложить его сейчас. Идея часами наугад без внятного плана бродить по внутренним коридорам замка Лоране тоже не нравилась, наконец, после раздумий она спросила:
    "Как ты смотришь на то, чтобы попытаться захватить пленника или заложника из числа офицеров и убедить его как-то сопроводить нас внутрь башни к комнатам с механизмом? Может быть, ты сможешь очаровать его или как-то вызвать его доверие, представив меня как пленницу?"
    Принцесса квалинести хорошо помнила рассказы Тики и иных женщин о том, что дракониды вполне не чужды плотского влечения и с удовольствие бы приняли эльфийку как трофей.
    "Если я правильно поняла, - продолжила Лорана, - наша основная цель - как можно быстрее проникнуть в помещения управления, где ты с помощью магии уничтожишь механизмы, пока я прикрываю тебя от возможных ударов врагов, а потом мы вместе телепортируемся вне башни, где Аргентерикс (так звали серебристого дракона, что доставил их сюда) сможет забрать нас подальше от этого места."

    +3

    4

    Решетка скользила вверх удивительно тихо: за гортанными голосами драконидов едва слышался тихий скрип подъемного механизма и звяканье тяжелых цепей. Рычагов, приводивших в движение всю конструкцию, не было видно. Вероятно, подъемом управляли из небольшой караульной башни над воротами.
    Стражники на входе, позевывая, пересчитывали входивших. Сколь бы ни была жесткой дисциплина среди драконидов, никому из них не приходило в голову, что кто-то может незамеченным пробраться в Найтлунд. Как бы ни злился Даламар на то, что на Кринне постоянно забывают о самом существовании магов, он не мог не признать, что в некоторых ситуациях это беспамятство играет им на руку.
    Стоило замыкающим отряда сделать шаг в ворота, как подъемный механизм заработал вновь. Лорана уже проскользнула внутрь, а вот темный эльф замешкался, слишком увлекшись поиском расположения системы противовесов. Стремительно упавшая герса зацепила плащ, и Даламар оказался пришпилен к месту. Резко рванув ткань, он услышал характерный треск и тут же стремительно скользнул в сторону, едва касаясь серых каменных плит мягкими подошвами сапог.
    Стража немедленно развернулась на звук, шагнув ближе к проему. Один из драконидов даже лениво потыкал воздух алебардой – и если бы Даламар оставался на месте, вероятно, его бы зацепило. Какое-то время двое у ворот еще настороженно поглядывали на опущенную решетку, затем, пожав плечами, вновь расслабились и принялись о чем-то переговариваться хрипловатыми гортанными голосами.
    Даламар раздраженно оправил злосчастный плащ. По такой погоде его бы вообще стоило оставить в башне, однако полет вносил свои коррективы: на высоте было холодно и ветрено.
    Незримая рука ухватила широкий рукав его мантии и нетерпеливо потянула в сторону стены, туда, где среди теней от многочисленных хозяйственных построек их едва ли разглядели бы, даже если бы маскировка уже развеялась. Даламар медленно окинул взглядом все обозримое пространство, пытаясь соотнести то, что их окружало, с чертежами, которые мельком видел на столе Трамда, и тем немногим, что удалось разглядеть при помощи вод в Келье Всеведения.
    По периметру крепости шла высокая каменная стена, изрытая трещинами, видимо, появившимися во время первого подъема всего сооружения в воздух. Странно, что Китиара не посчитала нужным заделать их. С другой стороны, на это ушло бы слишком много времени, вероятно, она рассчитывала как следует отремонтировать крепость после войны.
    Вдоль стены располагался ряд башен с открытыми площадками наверху, одна из них располагалась точно у них за спиной. Внутренний двор крепости был полностью перекрыт галереей, внешне не отличимой от крепостной стены. Ближе к противоположному концу двора эта галерея примыкала к самой высокой из башен крепости, в которой, насколько помнил Даламар, и находился нужный им механизм. Просматривался донжон не очень хорошо, поскольку двор частично был перегорожен сооружениями, которые, поразмыслив, эльф посчитал цистернами для сбора дождевой воды. Предусмотрительно, учитывая, что колодца в летающей крепости быть не могло, а место традиционного резервуара для воды в подземельях занимало вместилище магической мощи.
    Чуть сместившись, Даламар нашел точку, откуда можно было разглядеть донжон несколько лучше, и разочарованно фыркнул. Вход в башне отсутствовал. Или находился с другой стороны стены, что, впрочем, было маловероятно. Попасть в кресло Капитана Ветров, как обозначалось место, где находились рычаги управления, можно было лишь через крытые галереи, поднявшись по винтовой лестнице внутри стен.
    Пробраться внутрь они смогут, однако план цитадели он помнил не настолько подробно, чтобы с легкостью разобраться в хитросплетении коридоров, а значит, блуждать в поисках нужного хода они могут долго.
    Видимо, принцесса пришла к тем же выводам, потому что принялась забрасывать его вопросами, призванными прояснить пределы их возможностей. Как ни трудно было ему заставить себя говорить о собственных ограничениях с союзником, который завтра может обернуться врагом, Даламар почел за благо отвечать максимально прямолинейно. Слишком велик риск, чтобы скрытничать.
    Магия этого места… Сложно было бы не ощутить ее. Тьма обволакивала его со всех сторон, от мощи рунических заклятий, казалось, подрагивали плиты под ногами. Каждый камень здесь был пропитан магией.
    Творение Трамда было прекрасно в своей сокрушительной мощи, и Даламар в который раз пожалел, что не вынес из огня чертежи. Глупейший поступок, который он оправдывал лишь тем, что не мог тогда трезво мыслить от боли и страшнейшего магического истощения. Он предпочел бы изучить, а не разрушить летающую цитадель, но она угрожала башне Солантиса, и потому выбора не было.
    – Чувствую, – отозвался он. – Здесь очень мощная концентрация разнонаправленных заклятий. Магия темная, она не конфликтует с нашей маскировкой, но из-за густоты фона она спадет быстрее, чем я предполагал. Примерно через четверть часа мы станем видимы. Однако на магию амулетов фон влияет, скорее, положительно, облик драконидов мы сохраним, тут волноваться не о чем.
    Он ненадолго умолк, потянувшись к магии внутри себя и ловя отклик силы.
    – Никаких ограничений на колдовство тут нет, все, чем владею, я смогу задействовать.
    Лоранталаса принялась оглядывать стены в поисках способа проникнуть внутрь поскорее. Идея забраться в башню сверху была бы неплоха, но левитировать Даламар не умел, а телепортироваться на скользкую покатую крышу было слишком рискованно. Он неопределенно хмыкнул, раздумывая, имело ли смысл применить телепортацию, чтобы проникнуть во внутренние помещения, и отбросил эту мысль. Перемещаться вдвоем в незнакомые тесные помещения было идеей неудачной.
    – Нужно найти хоть какую-то дверь и пробраться внутрь. В эти окна разве что кендер влезть смог бы, а телепортироваться я не рискну: может получиться так, что магия перенесет нас в полую часть башни и мы рухнем вниз и разобьемся, или окажемся на лестнице, не сумев удержать равновесие.
    Раздумья принцессы явно шли в том же направлении, что и его собственные. Ее предложение, определенно стоило обдумать.
    – Думаешь, найти подходящего заложника будет проще, чем нужный коридор? Хотя сгодится любой, кто знает дорогу. В идеале, конечно, тот, у кого есть ключи и право разогнать ненужную толпу. Но в крайнем случае с дверями справится магия, а толпы внутри может и не быть. Большая часть войска наверняка пока расквартирована в лагере, внутри обслуга и несколько отрядов.
    Даламар снова ненадолго замолк.
    – Во главе крепости стоит бозак, темный маг драконидов. Иронично, учитывая отвращение Китиары ко всему, что связано с чародейством. У них сильный иммунитет к магии, очарование с него просто соскользнет.
    Были и другие сложности: чтобы кого-то очаровать, нужно привлечь внимание, про пленницу придется что-то рассказывать, а голос выдаст его мгновенно. Да и сама ситуация вызовет подозрения: ведь пойманного шпиона нужно было вести в ставку, а не в крепость. Дракониды не люди, на службе они дисциплинированы, и похоть застит им глаза гораздо в меньшей мере, чем людям. По крайней мере до тех пор, пока внутри не окажется пару кружек горячего пойла. Но на посту дракониды не пили никогда. Впрочем, все это не имело значения, был вариант намного проще.
    – Но я смогу его подчинить, – некоторое время спустя с уверенностью проговорил Даламар. – Однако для этого мне потребуется зрительный контакт и несколько минут времени.
    – Задача именно такая, – продолжил он в ответ на последующие расспросы. – Но пока стоит сосредоточиться на первых шагах.
    Даламар улыбнулся уголками губ.
    – Нам бы найти способ проникнуть внутрь.
    Даже сгустившаяся полумгла не становилась помехой эльфийскому зрению. Они тщательно разглядывали башню за спиной и те части стены, которые были доступны обзору, однако, насколько можно было судить, с этой стороны двора не было ни одной двери.
    – Нужно идти вдоль стены, пока не найдем проход во внутренний двор. Надеюсь, решетка там поднята, – наконец, проговорил Даламар. – Потом продолжаем путь и как только находим дверь, любую, пробираемся в крепость. Действовать дальше придется по обстоятельствам, но скорее всего, сначала нужно будет поймать кого-то, кто покажет нам дорогу к бозаку, в идеале гоблина или овражного гнома, чтобы их можно было запугать оружием, а не магией: мне нужно сохранить как можно больше сил для финального удара, наверняка у механизма управления сильная магическая защита.
    Был и другой вариант: телепортироваться на стену и войти внутрь через караульную башню, однако он предполагал лишние затраты магии и вероятность столкнуться с толпящимися в караулке войсками. Так что его Даламар даже озвучивать не стал.

    Отредактировано Dalamar (2024-01-28 16:30:20)

    +3

    5

    Лорану порадовали вести, что ее спутник всё же не утратил свою магию в стенах зачарованной крепости, а значит сама их затея имеет какую-то возможность на успех. Очень печально было бы, пробравшись в замок, обнаружить, что Даламар, единственный из них, кто мог бы разрушить злосчастные механизмы, остался вдруг без своих заклинаний.
    Эльфийская принцесса ощущала висящую над местом тень, но сказать, являлась ли та порождением вплетённых в саму материю чар или же просто следствием высокой концентрации драконидов, ассоцировавшихся для Лораны со злом самих по себе, она однозначно не могла. И всё же это чувство чем-то неумолимо напоминало ей о благодати храма Паладайна, вероятно, подобным же образом воспринималась обитель Бога её тёмным союзником.
    Увы, под прикрытием чар Даламара им до конца не пройти, маг уже указал, что его заклятие не продержится более четверти часа под мощной аурой этого места. Лорана успела отметить его прямоту и честность в этом вопросе, крайне редко присущие не только тёмной стороне в целом, но и тем, кто посвятил себя колдовству, в частности. Они предпочитали не открывать перед посторонним завесу тайны о природе и границах их возможностей, поскольку вполне справедливо полагали, что это делает их уязвимыми и слабыми. Эльфийка оценила оказанное ей доверие и внутри себя порадовалась: откровение Даламара уменьшало вероятность того, что в какой-то момент он всё-таки решит её предать или преподнести в качестве подарка Китиаре, стало быть, он всё же ставил их общую цель выше перспектив союза с Синей леди.
    Кроме этого, ученик Рейстлина дал ей понять, что, подобно своему наставнику, предпочтёт не тратить свои заклятия попусту, а всё, что можно сделать мечом и грубой силой, предоставит осуществлять ей. У братьев Маджере, насколько помнила Лорана, было похожее разделение ролей, и в текущей ситуации оно её полностью устраивало. В конце-концов, прикончить драконида каким-нибудь огненным шаром или молнией Даламар может, а вот она разрушить магические механизмы - едва ли.
    А вот идея подчинить чужое сознание у неё все-таки вызвала лёгкое отвращение, которое, как она надеялась, не слишком явно отразилась на её лице. Ментальная магия сама по себе была противна её эльфийской природе, иллюзии и очарование, к которым прибегали адепты алой ложи, она ещё считала допустимыми, поскольку они не приносили прямого вреда и страданий, а вот насильственное вторжение в чужой разум… Впрочем, думали ли о боли и мучениях своих жертв дракониды, вырезая целые людские и эльфийские поселения? Едва ли. Она и сама не особо заботилась об их чувствах, когда пронзала их мечом или жгла драконьим пламенем.
    Лорана прервала свои размышления: у них и так оставалось совсем немного времени, чтобы хотя бы проникнуть внутрь крепости, где уже должны были быть двери, ведущие в нужную им башню. Кроме этого, неплохо бы успеть захватить пленного, а в идеале и попасть в сам донжон. У эльфийки не было уверенности, что магический фон вблизи механизмов не будет еще сильнее, что, насколько она могла судить, еще быстрее бы сделало их видимыми.
    Воительница первая шагнула вдоль стены влево. Хозяйственные сооружения во дворе не давали достаточного обзора, чтобы можно было понять, где именно располагается проход во внутренние помещения крепости. Хорошо бы было, как и в прошлый раз, проскочить за кем-то под покровом незримости, а не вскрывать дверь, привлекая излишнее внимание. В таком случае нужно не столько просто искать ворота, сколько проследить за перемещениями вражеских войск и попытаться понять их систему. Тот отряд, с которым они проникли сквозь решетку главного входа, уже успел скрыться из виду, причем Лорана, на свою беду, занятая разговором с Даламаром и собственными мыслями, не удосужилась проследить, куда же именно.
    Принцесса вспомнила, что у нее в поясном мешке была перерисованная на пергамент карта, которой снабдил ее ранее темный эльф, о чём она шёпотом сообщила ему. Укрывшись между цистернами, она открыла план и сверилась с тем, что видела вокруг. Ее союзник, шаги которого она едва-едва слышала, судя по всему, занимался примерно тем же. В отличие от Даламара, сама Лорана всё-таки издавала чуть больше шума: если о том, что дракониды могут уловить едва заметный звук эльфийской поступи в мягких кожаных сапогах, она не переживала, то лёгкий перезвон её кольчуги в гулких коридорах крепости вполне мог достичь и их слуха, но вариантов у неё особо не было: идти во вражескую крепость совсем без брони точно не казалось разумным.
    Осматриваясь и тихо переговариваясь, они пришли к выводу, что самым правильным будет идти к средних размеров башни, располагавшейся между донжоном и очевидно неиспользуемой часовней (могли ли в ней поклоняться кому-то кроме Такхизис?). К выбранному строению удачно примыкали и наружные, и внутренние стены, кроме того, она сообщалась галереей с цитаделью, в которую они и направлялись.
    Тихо приблизившись к башне, по-прежнему прячась между огромных ёмкостей, герои убедились в правильности своего выбора. Со стороны двора в нее вела обыкновенная широкая деревянная дверь, не было похоже, чтобы изнутри вход был защищен металлической решеткой, но этого нельзя было достоверно узнать, не попытавшись пробраться внутрь. По прикидкам Лораны, они потратили уже примерно половину оставшегося времени действия заклинания. Возле двери в башню, сейчас открытой, стоял всего один часовой-драконид, а еще два овражных гнома возились с чем-то похожим на строительную смесь и периодически вносили в башню ведра с нею. Надзора за ними никакого не наблюдалось, видимо, эта парочка была достаточно умна для своего племени, и с подобной работой они кое-как, но справлялись. В эту минуту расклад был как нельзя лучше: можно было пробраться внутрь, напасть на одного из бедолаг и силой заставить провести их либо к кому-то из офицеров, либо напрямик к искомому механизму - тут уж как повезёт с осведомлённостью пленника.
    Выждав момент и прикосновением руки подав знак Даламару, Лорана осторожно, но быстро пошла к двери, минуя всякие укрытия. Один из гномов, в очень грязном синем кафтане и почему-то разных сапожках, как раз нёс внутрь бадью, расплескивая по пути часть содержимого. Сопение и топот трудяги скрывали позвякивание доспехов эльфийки для слуха драконида и делали совсем неразличимым даже для самой воительницы шаги ее спутника. Оставалось только надеяться, что он всё-таки пошёл за ней и понял её нехитрый план. Когда овражный гном проходил с кадкой мимо часового, тот отступил на шаг в сторону, опасаясь быть забрызганным грязным раствором, и Лорана, воспользовавшись моментом, шагнула в дверной проем, сразу прячась за стеной.
    Она очутилась внутри тёмного помещения, освещенного лишь тусклым светом из отверстий где-то выше и одним чадящим факелом на стене. Её эльфийское зрение позволяло разглядеть обстановку: в полукруглой комнате на противоположной от входа стороне располагалась ведущая наверх винтовая каменная лестница, сквозь проём которой и проникали бледные лучи. Прямо под ступенями зиял проход в какое-то другое, еще более тёмное помещение. Вдоль стены стояли ящики с какими-то камнями и инструментами, видимо, во внутри башни шёл ремонт, следы раствора на полу позволяли сделать вывод, что малютки таскали вёдра куда-то выше и основные работы проводились на верхних ярусах.
    Овражный гном, который сейчас нёс бадью, в отличие от эльфийки, явно не видел почти ничего, потому он запнулся и опрокинул почти всё содержимое. Часть брызг, как успела заметить Лорана, попали на злополучный плащ её союзника, сводя на нет значительную часть их маскировки. Действовать надо было быстро и тихо. Ей и так повезло, что на шум сразу же не явился часовой, но он вполне мог позвать кого-то со двора, чтобы проверили обстановку внутри, а сам просто решил не оставлять пост. Эльфийка стремительно приблизилась к гному со спины и, зажав тому рот, подняла его над землёй. В пару шагов она достигла со своей ношей тёмной комнаты под лестницей, которая, судя по запаху, была то ли складом с подтухшей провизией, то ли отхожим местом.

    +3

    6

    После длительной паузы послышалось шуршание пергамента, и Лоранталаса шёпотом попросила подождать, пока она сопоставит чертеж с тем, что видят их глаза. Хмыкнув, он лишь напомнил не затягивать до момента, когда спадет заклятье. Карта была видна только ее высочеству, да и в любом случае не было там ничего, что не содержалось в его памяти. Поэтому он вновь переключился на разглядывание окрестностей, на всякий случай выискивая взглядом часовых на крепостной стене: вдруг убегать придется через нее.
    Принцесса настаивала, что стоит попытать счастья в передней части двора, и он, пожав плечами, согласился. Как ни странно, одна из дальних башен, та, что не просматривалась из их укрытия, и правда имела дверь, причем даже не на уровне второго этажа, как это бывало в большинстве оборонительных сооружений, а самую обычную, деревянную, обитую слегка уже проржавевшими железными полосами. Странно. Подобного на плане Трамда явно не было. Видимо, при строительстве некоторые моменты пересмотрели, решив, что удобство важнее безопасности: никому всерьез не приходило в голову, что найдутся лазутчики, способные проникнуть в летающую крепость.
    Зайти внутрь им удалось с легкостью, однако на этом везение резко закончилось. Злополучный овражный гном, вслед за которым они проскользнули в башню, вдруг споткнулся и с испуганным вскриком попытался перехватить бадью, едва не выскользнувшую из его рук. Большая часть содержимого этой бадьи расплескалась по каменному полу, и безмозглое создание перепуганно сжалось. Да уж, вряд ли его надсмотрщики порадуются тому, что кадка до верху добралась почти пустой.
    В довершение всего выяснилось, что часть жижи выплеснулась в их сторону, и нужно было проверить, как эти случайные пятна взаимодействуют с двумя слоями маскировки. Даламар, с раздраженным свистом втянув воздух, отвлекся на свой злосчастный плащ, и очень не вовремя.
    Стоило Лоранталасе схватить гнома, тот, конечно же, с перепугу выронил почти пустую бадью, расплескавшую остатки содержимого прямо им на ноги и с гулким грохотом покатившуюся вдоль коридора, пару раз ударяясь о стены. Звонкое эхо радостно разнесло этот грохот по всем закоулкам, так что, кажется, каждый обитатель крепости уже был в курсе, что на первом этаже что-то уронили.
    – Стоило так стараться, – тихо буркнул про себя темный эльф, стремительно бросившись вслед за принцессой в какой-то невнятный чулан, и лишь на пороге обернулся, рассыпая золу и стремительно выплетая заклятье. Бледные пятна раствора, которые лучше всяких слов показывали, в каком направлении скрылись диверсанты, сверкнули черным, ссохлись и опали пылью и прахом. Стоило бы сделать то же самое и с плащом, но на это уже не было времени, захлопывая дверь, Даламар успел увидеть, как в коридор вваливается пара стражников.
    Гном отчаянно трепыхался в руках Лоранталасы, а слух у драконидов был достаточно острым. Не надеясь больше на спутницу, темный эльф торопливо смешал песок и золу и набросил на бедолагу, отчаянно пытавшегося извернуться и укусить принцессу, чары сна.
    – Если повезет, они решат, что мы двинулись вверх по лестнице, – едва слышно прошептал он. – Гнома я усыпил, слишком много шума от него. Надо спрятаться на случай, если сюда все же заглянут. Невидимость вот-вот спадет, я чувствую, как начинает колебаться контур заклятья.
    В чулане не было ни окон, ни факелов. Единственным источником света оказалась тусклая полоса под дверью, и даже для эльфийских глаз этого было недостаточно.
    Проскальзывая внутрь, он мельком успел заметить, что помещение завалено каким-то хламом, тряпьем, заставлено кувшинами и кадками. Стоял запах прогорклого масла, тухлятины и грязи. Даламар кое-как пробрался в дальний угол помещения и, сдернув многострадальный плащ, кинул его на пол, навзничь укладываясь на него: теперь от входа не разглядеть, что за нагромождением рухляди кто-то есть. Осторожно сунув руку в поясной мешочек, он приготовил золу и застыл, готовый швырнуть проклятье, если вдруг их все-таки обнаружат.
    Принцессу Даламар не видел, однако за спиной слышал шуршание и шорох, и понадеялся, что она сумела отыскать укрытие для себя и гнома.
    Он замер, стараясь даже дышать беззвучно, и слушал, как грохочут по коридору тяжелые сапоги драконидов.
    Скрипнула дверь, стало светлее. Похоже, кто-то из ящериц заглянул в помещение. Однако внутрь не шагнул. Выкрикнув что-то на своем гортанном языке, он вновь притворил дверь, и шаги загрохотали вновь, удаляясь в сторону лестницы.
    Выждав некоторое время, Даламар поднялся и проклял валявшуюся на полу злосчастную тряпку, вымещая свое раздражение.
    В последние годы он участвовал в совместных вылазках только с шалафи, который все и всегда делал безупречно. А до этого много лет полагался только на себя самого. Лишь в этот миг Даламар начал осознавать, насколько безумной была их затея: забраться в самое сердце владений врага – вдвоем, при этом ничего не зная друг о друге, не представляя возможностей друг друга, сильных и слабых сторон. Стоило ли удивляться, что все пошло наперекосяк уже с первого шага?
    Хмыкнув про себя, он развернулся к принцессе, и некоторое время с ленивым интересом оглядывал видящегося на ее месте мощного драконида в бригантине и латных поножах, забрызганных раствором. Шлема не было, так что вытянутую черную с прозеленью морду он рассмотрел во всех подробностях. Мимолетно не удержавшись от любопытства, свойственна ли драконидам мимика, и можно ли считать обозначившееся выражение беспокойством, скукой, недовольством или облегчением, Даламар зашептал со ставшим намного более явственным, как часто бывало в минуты волнения или нетерпения, сильванестийским акцентом:
    – Кажется, план нам придется пересмотреть. Об исчезновении овражного гнома вскоре будет оповещена вся крепость. Бездарные из нас лазутчики, ничего не скажешь.
    Он задумался, нельзя ли развернуть ситуацию в их пользу.
    – С другой стороны, теперь никто не удивится, наткнувшись на нас. Мало ли, кто эти два драконида, может, именно их и послали разыскивать пропажу. В суматохе часто проще проскользнуть.
    Он вслушался в удаляющиеся шаги. Вскоре вновь стало тихо.
    – Готова? Сейчас разбужу его, – он кивнул на валяющееся на полу тельце. – И нужно как можно быстрее устроить допрос, пока на звуки голосов не сбежались все окрестные стражники.
    Дождавшись ответа Лоранталасы, он повел рукой и прошептал контрзаклинание.

    Отредактировано Dalamar (2024-01-28 16:30:49)

    +3

    7

    От громыхания упавшей кадки Лорана невольно вздрогнула, мысленно проклиная себя за то, что создала столько шума и не подумала об этом сразу. Топот и крики стражников отчётливо слышались со двора, значит, они явно обозначили своё присутствие и их будут искать. Эльфийка не успела заметить, когда маг вбежал в эту комнатушку, но лёгкий шелест в углу указывал, что он укрылся в этом же помещении.
    – Если повезет, они решат, что мы двинулись вверх по лестнице, - разъяснил её союзник, комментируя какие-то свои действия, которым принцесса свидетелем не была. Её очень отвлекал отчаянно трепыхавшийся в её руках гном, норовивший то пнуть, то укусить её. Опыт удержания всегда пытавшегося убежать кендера позволял Лоране кое-как справляться и с этим вёртким коротышкой, но она с благодарностью приняла помощь Даламара, наложившего на её ношу сонное заклятье. Гном обмяк в её руках, и эльфийка, внимая совету мага, пошла искать укрытие для себя и для пленника.
    В чулане было настолько темно, что её эльфийский взор не мог уловить даже очертания предметов. Ощупью она нашла пустое пространство между ящиками, стоявшими вдоль стены, и затаилась, сидя боком к выходу и разместив гнома между собой и старым сундуком. Лорана напряглась, когда совсем рядом у двери послышался топот солдатских сапог, в её руке уже был короткий кинжал, который при необходимости можно было и метнуть, и перерезать им горло, напав из укрытия. Небольшие, очевидно, размеры помещения и непроглядная темнота делали невозможным использование ни лука, ни меча.
    Даламар уже предупредил, что заклятие невидимости вот-вот спадёт, так что, в случае чего, пришлось бы вступить в прямое противостояние. Едва Лорана успела спрятаться, как дверь отворилась, и в проёме высветился силуэт драконида. Воительница задержала дыхание и замерла, чтобы случайное позвякинвание ее кольчуги о стену не привлекло внимание ящерицы. Не прошло и пары ударов сердца, как стражник, выкрикнув что-то на своём языке, затворил дверь, и помещение опять погрузилось во тьму. Мысленно повторив фразу драконида, эльфийка смогла перевести её значение: “там отсутствует”, но её знаний едва ли хватало, чтобы понять оттенок – искали именно их и не нашли или вражеский воин просто сообщал, что кладовка пуста?
    В любом случае, в крепости начался переполох и планы следовало менять или, как минимум, корректировать. Её догадкам вторил шёпот мага, в котором послышался характерный сильванестийский присвист, отчего Лорана лишний раз вспомнила, что рядом с ней не просто чародей, но и сородич, пусть и тёмный. Раньше она не замечала в его речи акцента, очевидно, как и у неё, он прорывался лишь при сильном волнении. Или гневе, что в целом было понятно - их дела складывались не лучшим образом. Хотя после того, как ящерица заглянула в их временное прибежище, дверь оказалась прикрыта не так плотно, как была ранее, и тусклый свет от чадящего в соседнем помещении факела уже позволял разглядеть хоть что-то, лицо эльфа под личиной драконида тонуло в тенях и распознать его выражение едва ли было возможным. Лорана быстро перевела ему то, что успела понять из речи стражника, на что услышала лишь недовольное хмыканье, мол, и так очевидно.
    Наверняка Даламар, как маг и ученик Рейстлина, привык тщательно продумывать все действия наперёд, избегая риска и любой оплошности. Даже по опыту брата женщина знала, что колдовство не терпит ни спонтанности, ни небрежности, которые хотя бы иногда могут позволить себе воины.
    Как бы то ни было, всё уже случилось, и действовать надо было, исходя из текущей ситуации. Они сидели в тёмной тесной комнате вражеской крепости, тайно проникнуть в которую уже не получилось. Сейчас у них был пленник, из которого можно выведать хоть какую информацию, они не ранены и пока не обнаружены, у Даламара, очевидно, есть какой-то запах заклинаний, но едва ли он сможет наложить новые чары иллюзии. Что ж, в её жизни случалось и похуже. Подумать только, всего несколько лет назад она сбежала из Квалинести вслед за Танисом, которого любила больше жизни, но за пару-тройку природных циклов, что для эльфа - лишь мгновение, она успела побывать и во льдах, и во главе рыцарского войска, и в подземельях Такхизис. Чудны пути богов, но вера в то, что Паладайн хранит своих детей, поддержала её и в эту минуту. Впрочем, божественное благословение - это хорошо, но годы испытаний приучили её полагаться в первую очередь на себя, она больше не та наивная девочка, но опытный воин и командир. Что она могла сделать в текущей ситуации? Как минимум, получить сведения от гнома, вдруг ему известен не только путь до офицера, но и вовнутрь башни. Опять же, у них всегда есть возможность если и не выполнить свою миссию, то хотя бы безопасно сбежать при помощи чар Даламара, впрочем, этот исход ей нравился чуть больше, чем вариант быть пойманными и убитыми. Её мысли прервал шёпот тёмного эльфа:
    – С другой стороны, теперь никто не удивится, наткнувшись на нас. Мало ли, кто эти два драконида, может именно их и послали разыскивать пропажу. В суматохе часто проще проскользнуть.
    С этим Лорана была полностью согласна, в такие моменты она замечала, насколько маг умнее неё, как замечала когда-то, насколько превосходит своих спутников Рейстлин, который слишком часто оказывался до жути прав.
    – Готова? Сейчас разбужу его, – продолжил Даламар. – Нужно как можно быстрее устроить допрос, пока на звуки голосов не сбежались все окрестные стражники.
    Эльфийка подняла руку в запретительном жесте. Как минимум до начала допроса нужно было понять две вещи: как они будут действовать – страхом или убеждением – и что именно они хотят узнать. По изначальному плану предполагалось, что они будут действовать угрозами и выяснять дорогу к коменданту крепости, в целом, ничего особо не поменялось. Убедившись, что её спутник думает также, и получив подтверждение, что мужчина, если что, сможет вмешаться без ощутимого вреда для его магического резерва (магию надо экономить - это она понимала чётко), Лорана подошла к тельцу на земле. Она отмела мелькнувшую было идею предстать перед гномом в своём истинном обличии, временно сняв амулет: во-первых, сюда в любой момент могли зайти, во-вторых, убивать жертву без крайней необходимости она точно не стала бы, но её внешность, после того, как она стала генералом соламнийской армии, была известна едва ли не всем и каждому, а явного преимущества её настоящего образа перед драконидским для допроса эльфийка так и не увидела.
    Удобнее перехватив его, подготовив клинок и зажав малютке рот, она дала соответствующий знак Даламару.
    Покорный воле чародея, ее пленник затрепетал в её руках, постепенно приходя в сознание. Почувствовав клинок у своей шеи, гном напрягся, но латная перчатка и её крепкая хватка не давали ему возможности поднять шум. Лорана плохо представляла, как её сейчас видит бедолага: судя по облику мага, сейчас они выглядят как дракониды-сиваки ростом чуть выше человека, их сверкающие обычно крылья были сложены за спиной, однако как телесный контакт взаимодействует с иллюзией и плохим для прочих рас освещением, эльфийка понимала слабо. Едва гном открыл глаза, воительница надавила лезвием на его шею и сделала знак молчать, затем произнесла на общем языке:
    – Сейчас я отпущу руку и ты будешь отвечать на мои вопросы. Только начнешь шуметь - убью, – Лорана не привыкла угрожать, но её облик предполагал именно такой стиль общения. В подтверждение своих слов она чуть сдвинула клинок, демонстрируя серьёзность своих намерений. Диалог с овражным гномом не был привычным делом для неё, она знала, что эта раса не отличалась сообразительностью, а потому свои слова надо было формулировать как можно проще и доходчивее. Дождавшись какого-то похожего на согласие жеста, принцесса осторожно убрала руку и продолжила:
    – Как твоё имя?
    – Гиан, – ответило создание достаточно тихо, опасливо вжимаясь в ящик позади себя.
    – Гиан знает, где живёт самый главный драконид? — увидев мелькнувшее в глазах малютки непонимание, она спешно поправилась — Самая главная большая ящерица. — На этот раз суть её вопроса достигла разума существа.
    – Гиан знает, что большая ящерица жить в высокая башня.
    – В какой высокой башне? – продолжила Лорана.
    – В высокая башня, – недоумевающе ответила жертва. Эльфийка услышала смешливый фырк Даламара, который пока что не вмешивался в беседу.
    – В этой высокой башне? – попыталась уточнить воительница.
    Гном задумался, потом мотнул головой в сторону, что, видимо, означало отрицание. Чтобы удостовериться, что она правильно истолковала этот жест, принцесса задала ещё один вопрос:
    – Гиан был в дом главной большой ящерицы, – после утвердительного кивка, она уточнила, – Гиан далеко ходить до дома главной большой ящерицы? – девушка невольно подхватила свойственный её собеседнику стиль речи.
    Малютка опять глубоко задумался и начал шевелить пальцами, отчего Лорана напряглась и снова угрожающе поднесла клинок к шее пленника, однако больше никаких опасных движений не последовало, и она немного расслабилась. Очевидно, Гиан пытался посчитать расстояние до кабинета офицера. Через несколько мгновений гном ответил:
    – Гиан ходил делать чистый дом главный ящерица. Гиан идти один раз лестница наверх, потом красный сапожок долго-долго и холодно, там два ящерица, потом синий сапожок и два раза лестница. Там еще ящерица и большой-большой дверь.
    Эльфийка кинула взгляд на ноги гнома и вспомнила, что уже примечала на нём обувь разных цветов, вероятно, так он научился различать направление, неизвестно, правда, сам или по воле кого-то из хозяев. После этого она переглянулась с Даламаром, который, по всей видимости, тоже прикидывал в голове маршрут гнома на плане крепости. По всему выходило, что им нужно было подняться на один ярус выше, затем пойти направо, должно быть, по внутренней стене крепости, пройти по галерее мимо поста, затем повернуть налево и подняться еще на два этажа, где-то там будет ещё минимум один пост около приметной двери.
    После непродолжительного молчания Лорана спросила, знает ли Гиан другой путь, но тот лишь непонимающе уставился на неё. Если иная дорога и была, их пленник помочь им с поисками не мог, однако воительница решила всё же уточнить, вдруг гному известно местоположение комнаты управления крепостью. Тщательно подбирая слова, девушка произнесла:
    — Гиан видел, как крепость летает, – гном закивал, и она продолжила, — А Гиан видеть, кто делать крепость летать?
    — Да, Гиан знать, как большая ящерица идти комната, которая мочь делать крепость летать.
    — А Гиан видел, где эта комната?
    — Гиан не видеть, Гиан не мочь говорить комната.
    — А откуда Гиан знает про комнату?
    — Бимс говорить Гиан о комната, которая делать летать.
    Судя по имени, речь шла о другом гноме, ловить которого по крепости у Лораны точно не было желания. Едва ли от него удастся получить больше информации, чем от офицера драконидов, если, конечно, Даламар сможет того очаровать. Эльфийка снова зажала жертве рот и выжидательно посмотрела на своего спутника - вдруг у него есть какие-то ещё вопросы к их пленнику. К тому же, предстояло решить, что делать с их новым знакомым - сама воительница была против убийства, но тёмный мог иметь другое мнение. Относительно же их следующих шагов Лоранталаса видела два варианта, как добраться до комнаты коменданта: либо, положившись на волю случая и удачу, с невозмутимым видом проконвоировать овражного гнома к офицеру, игнорируя любые вопросы, чтобы не выдать себя голосом, либо пробраться туда скрытно, оставив свою жертву здесь.

    Отредактировано Laurana Kanan (2023-12-18 20:48:09)

    +2

    8

    «Большая башня? Хм… Но донжон же полый изнутри?» Хотя на плане был какой-то выступ на внешней стене, вероятно, там и располагались комнаты бозака. Странно только, что гном назвал это место «домом». В цитадели было три казармы и, судя по всему, одна из них предназначалась для офицеров. С другой стороны, это же овражный гном. У него язык отсохнет, прежде чем он слово «лаборатория» сумеет проговорить.
    Хотелось получить некоторые уточнения, но подделаться под речь овражного гнома никак не получалось. Все те вопросы, которые он сформулировал мысленно, явно окажутся недомерку непонятны.
    – Рядом с домом главной ящерицы есть другие ящерицы? Сколько всего ящериц в большой башне? – наконец справился он с выбором слов и сделал знак Лоранталасе, чтобы она позволила гному говорить.
    – Большая башня много ящериц. Большая башня совсем-совсем мало ящериц, – овражный гном посмотрел на него как на идиота. – Ящерицы разное место разное время.
    Что ж, судя по всему, постоянной стражи у кресла Капитана Ветров не было, да и бозак предпочитал обходиться без охраны.
    – Большая ящерица может позвать много-много других ящериц? При помощи магии? Или при помощи гонга? Такая большая тарелка, в которую бьют и она делает «бууум!».
    – Тарелка не делает «буум!» – возмущенно заявило это недоразумение. – Гиан знает, тарелка делает «крак», если в нее ударить. «Буум» делает железная воронка над ворота!
    Значит тревожный колокол располагался в караулке у входа. Однако на вопрос Даламара это не отвечало. Если необходимости звать стражу ни разу не возникало, гном вполне мог и не знать, какими средствами располагает бозак. Плохо.
    Интересно, сочтут ли пропажу гнома достаточным поводом для общей тревоги? Вряд ли. Скорее всего, решат, что он убежал и спрятался, испугавшись наказания за поднятый шум и пролитый раствор.
    – С какой стороны двери две ящерицы? – уточнил он напоследок. – Где холодно или внутри большой башни?
    Гном, кажется, окончательно решил, что его допрашивает какой-то сумасшедший.
    – В башне ящерица негде встать. Ящерица там, где холод. У ящерицы теплый будка.
    Выслушав ответы, Даламар повел рукой, и гном вновь тихо засопел, время от времени тоненько хныкая.
    – Ваше высочество, предлагаю оставить его здесь.
    Была бы у него иллюзия голоса, знай они язык… Очень удобно было бы оттащить спящего гнома к бозаку под тем предлогом, что они отыскали его заколдованным. Однако по дороге было несколько постов стражи, у которой будут вопросы. Так что гном им скорее помешает, чем поможет.
    – Он проспит до утра.
    «А вот что с ним будет после этого – уже не наша забота». В любом другом случае Даламар предпочел бы избавиться от свидетеля. Но сейчас… Улыбка, с которой он представлял себе беснующуюся Китиару и отвечающего на ее отрывистые вопросы гнома, была почти нежной. «В некоторых случаях цена за предательство непомерно высока, моя леди», – он едва сдержал рефлекторную попытку поднести ладонь к груди.
    – Главное, чтобы его не обнаружили слишком быстро. Нам нужно спешить.
    Он еще раз мысленно соотнес рассказ гнома с картой.
    – Получается, нам на центральную лестницу, затем – по галерее на внутренней стене, хотя ума не приложу, почему там холодно – летом. Быть может, гнома впервые притащили сюда в мороз, вот у него и отложилась в памяти вечная стужа в переходах, – темный коротко пожал плечами.
    – В донжоне лестницы только внутри стены, причем они очень узкие, не пройти даже вдвоем. Придется мне прятаться за твоей спиной, – кривовато усмехнулся он. – В случае необходимости, стража – на тебе. У меня есть кинжал, но доспехи он пробьет вряд ли. Разве что повезет попасть в уязвимое место между ними. Еще есть несколько атакующих артефактов, но не уверен в их пользе: стихийная магия на драконидов действует очень слабо.
    Он хотел добавить еще что-то, но на лестнице вдруг снова загрохотали шаги, и они затаились за дверью, едва дыша. Двое стражников, лающе переругиваясь, прошли мимо кладовки, вдоль коридора и вышли во двор, что-то выкрикивая гортанными голосами. Дальше медлить было нельзя.
    – Идем, – кивнул он в сторону выхода и первым выбрался из каморки, предоставив Лоранталасе самой решить, где и как она планирует бросить гнома.
    В коридоре пока еще не было ни души.
    Развернувшись, он с интересом наблюдал, как проходит сквозь стену каморки голова драконида, пока туловище шагает через дверь. Да, стоило учитывать, что на их с Лораной рост проемы были рассчитаны, но вот сиваки, которыми они казались сейчас, были намного выше и массивнее. Может и зря он не выбрал баазов: по габаритам те отличались от эльфов намного меньше, и не было бы необходимости помнить, что у иллюзорной формы за спиной мощные крылья, да еще и гигантский хвост волочится. Преимущество у сиваков было лишь одно: баазы вряд ли осмелятся задавать вопросы вышестоящим.
    Расправив плечи, Даламар спокойной уверенной походкой двинулся в сторону лестницы, искренне надеясь, что иллюзия не выдает того, насколько на самом деле он напряжен и насторожен.
    Рядом слышались легкие шаги принцессы. Плохо. Они оба ходят слишком тихо. Вот уж в жизни ему в голову прийти не могло, что проблемой станет недостаток, а не избыток шума.
    Словно в ответ на его мысли наверху вновь загрохотали шаги. Им навстречу спускалась четверка драконидов, на взгляд Даламара, неотличимых от тех двух, что они видели перед входом. Темный эльф приосанился, постаравшись перегородить едва ли не весь проход, чтобы ящерам пришлось пробираться бочком. В повадках тварей он не разбирался ни капли, но очень понадеялся, что начальственные замашки примерно одинаковы у всех рас.
    Баазы сжались и действительно повернулись так, чтобы занимать как можно меньше места. Даламар уже было понадеялся, что все обошлось, но тут один из них почтительно что-то пророкотал на своем непонятном языке.
    Внутренне готовый к бою, он недовольно махнул рукой, точно отгоняя навязчивую муху, и демонстративно отвернулся в сторону.
    Ни спрашивать о чем-то еще, ни пытаться остановить их не стали. Видимо, представление все-таки получилось достаточно убедительным. Хорошо, что баазы не слишком сообразительны: на узкой лестнице легко было заметить отсутствие даже тени соприкосновения – и это при том, что их иллюзорные формы перегораживали ступеньки почти полностью.
    Грязная неудобная лестница вывела их на площадку второго этажа, от которой отходило несколько коридоров. Серо-желтая галерея, полностью пустая, насколько просматривалось с того места, где они стояли, пахнувшая свежим ремонтом, видимо, и вела в донжон. За узкими арками окон, багровея, догорал закат, и Даламар чувствовал, как нетерпеливо карабкается ввысь самая маленькая и быстрая из лун: план бытия, где находился Нуитари.
    Он удовлетворенно улыбнулся: в присутствии покровителя колдовать всегда было легче. И чуть посторонился, пропуская Лорану вперед. Хорошо, если стража молча распахнет перед ними дверь. Но если нет – если нет, он вмешается в бой только в крайнем случае.

    Отредактировано Dalamar (2024-01-08 13:05:25)

    +2

    9

    Лорана со сдержанной улыбкой наблюдала за тем, как темный маг допрашивает гнома, её забавляло, как умный и надменный колдун тщетно пытается подобрать слова, чтобы получить от их пленника крохи информации. Сама она едва ли справлялась с допросом лучше, но понимала возникающее, как ей казалось, недовольство эльфа, всей ситуацией и непонятливостью крохи.
    То, что можно было бы назвать эмоциями, впрочем, не находило своего отражения на иллюзорной морде драконида, которая теперь, даже в слабом свете от дверного проема, была видна на месте лица её спутника.  Было ли тому причиной прекрасное самообладание, свойственное сильванестийцам и магам, несовершенство заклятия миража или её полное незнание языка тела ящериц, но различить оттенки их мимики едва ли было возможным, максимум, что она могла - это распознать гнев или удовлетворение существа, однако и в таких случаях подсказкой ей служили обстановка, тон голоса или отдельные жесты.
    Разглядывая морок Даламара, Лорана также приметила, что у него есть достаточно большие серебристые крылья, которые сейчас частично проходили сквозь стену. Интересно, есть ли у нее такие же? Рост эльфийки был заметно ниже, чем у её тёмного сородича, значит ли это, что и её иллюзорный облик был меньше? Поразглядывать себя ей возможности пока не представилось, да и не было гарантий, что в зеркале она бы увидела именно морок, а не свою истинную внешность.
    Допрос постепенно подходил к концу, маг сделал пас руками, и маленькое тельце в руках эльфийки обмякло, очевидно, кроха погрузился в колдовской сон.
    – Ваше высочество, предлагаю оставить его здесь. Он проспит до утра, - пояснил свои действия её тёмный союзник.
    Лорана была ему благодарна за то, что тот решил не убивать их пленника, а обойтись усыплением. Скорее всего, гнома даже не накажут за то, что он им рассказал, если они в принципе смогут от него чего-то добиться. Что мог рассказать о них Гиан? Две странные ящерицы его похитили и спрашивали про большую ящерицу? Едва ли мозгов овражного гнома хватит, чтобы объяснить, что голоса у ящериц были эльфийские и говорили они на всеобщем. Впрочем, кто мог знать, какие методы получения информации доступны сейчас тёмным войскам. Очевидно, помимо банальных клещей они могли применять и магические пытки, о которых Лорана имела весьма смутное представление. Надо будет, если всё пройдёт успешно, осведомиться об этом у своего временного союзника, наверняка, ему известно больше.
    Маг же напомнил, что пора спешить и кратко напомнил их дальнеший план. Относительно интерпретации некоторых ответов Гиана у воительницы были сомнения, которыми она и поделилась с Даламаром:
    — “Большая башня много ящериц. Большая башня совсем-совсем мало ящериц, ящерицы разное место разное время”, – процитировала она по памяти слова пленника, — это могло и толковаться как наличие малой постоянной охраны у кабинета бозака, как уже упоминал ранее гном, которая иногда, по случаю тревоги или присутствия в крепости высокопоставленных лиц, усиливалась.
    Впрочем, в том, какой из выводов верен, принцесса уверена не была.
    Их разговор прервали чьи-то шаги за дверью, оба эльфа инстинктивно затаились. Определенно, надо было идти дальше. В восклицаниях драконидов Лорана опознала не только ругательства, но и слова “нападать” и “тревога”, что косвенно подтверждало их догадки о возникшем из-за их проникновения переполохе. Даламар тем временем уже направился к выходу из помещения, оставив Гиана на руках эльфийки. Воительница хотела спрятать его в одном из сундуков среди ветоши, но на это не было времени, да и бедняга мог задохнуться, поэтому она спешно положила его в угол, где ранее прятался маг, прислонив спиной к стене. Даже если его и найдут здесь,скорее всего, не сразу, да и вмешательство третьих лиц будет не столь очевидным, могут решить, что он забился сюда, испугавшись кары за перевернутую кадку, да заснул.
    Закончив с гномом, Лорана вышла в коридор башни вслед за Даламаром. Ширина прохода позволяла им идти рядом, хотя разумнее, конечно, было принцессе выйти вперед, чтобы, в случае необходимости, принять на себя удар и прикрыть мага. Глядя на то, как ее спутник расправляет плечи, принцесса и сама приняла максимально уверенный в себе вид, спасибо её придворному воспитанию и полководческому опыту, вести себя, как подобает высокопоставленной персоне, она умела. Интересно, достаточно ли важное выражение имеет сейчас её драконидская морда? Проверить это ей довелось достаточно быстро: не успели они миновать и двух пролётов, как им навстречу показались четыре драконида-бааза, судя по отсутствию каких-либо знаков отличий, из числа рядовых. Лорана, как и Даламар, прошествовала мимо них с как можно более высокомерным и отстраненным выражением, не отреагировав на их, насколько она могла судить, приветствия-восклицания. Ленивый, словно отмахивающийся, жест мага был для них веским основанием не пытаться заговорить с иллюзорными сиваками вновь, однако, пока они не отошли на внушительное расстояние, воительница не убирала руки с рукояти меча, готовая в любой момент ввязаться в бой.
    Лишь на ярусе у входа в галерею у Лораны появилась возможность немного расслабиться и оглядеться по сторонам. Лестница располагалась так, что, оставляла видимыми для постовых на дальнем конце галереи, поэтому на верхних ступенях воительница остановилась и слегка пригнулась, изучая обстановку. Прямо перед ней, чуть левее, виднелась закрытая дверь, а за ней, по прикидкам, была крепостная стена и проход в соседнюю башню. Чуть правее располагалась лестница, ведущая на следующий, последний, ярус этого здания. Одесную, на противоположном конце открывшегося её взору просторного помещения, был вход на ту самую галерею, ведущую в главную башню. Совсем позади них, чуть справа, была ещё одна дверь, вид который говорил о том, что используют её крайне редко, что неудивительно, ведь, согласно плану укреплений, в той части располагался проход в часовню, а нынешняя хозяйка цитадели, Китиара, особым религиозным рвением не отличалась. Кинув взгляд на Даламара, котому галерея из-за её спины у угла обзора не была видна в должной мере, Лорана отметила, что тот отвлекся на созерцание тьмы, просачивающейся в замок сквозь узкие бойницы. Интересно, обращается ли он в такие моменты к своему богу за помощью или благословением? Насколько эльфийка знала, тёмные маги, по аналогии со своими светлыми и нейтральными собратьями, черпали силу от одной из лун.
    Исходя из обстановки, единственным приемлемым вариантом для них было просто идти вперед. Можно было на некоторое время затаиться у противоположной стены, откуда было видно все три прохода, но обзор на галерею оттуда был хуже всего, да и высматривать что-то исподтишка, словно лазутчики, было бы по меньшей мере подозрительно, заметь их кто сейчас под личиной.
    Сделав знак Даламару, эльфийка медленно продвинулась на несколько шагов вперёд. Солнце уже совсем село, расстояние до стражи у соседней башни было не меньше семи десятков шагов, а освещение, что немало удивило Лорану, было весьма скудным. Один факел висел перед ними, вырывая из сумрака отдельные ступени лестницы наверх, второй, справа от галереи, потух. На самом переходе источников света тоже практически не было, та же пара чадящих огоньков посередине стены и один побольше над входом в башню. Интересно, такая любовь ко мраку вызвана тем, что цитадель летающая, факелы в любом случае погаснут от ветра, а магические светильники Китиара раздобыть не смогла? Но ведь ни люди, ни дракониды, состоящие на службе Тёмной Повелительницы, как правило, не обладают ночным зрением, и в этой тьме могут просто убиться по неосторожности. Воительница шёпотом поделилась своими сомнениями с магом:
    — Как думаешь, это нормально, что они почти не освещают себе путь? Это признак тревоги или разгильдяйства?
    Обсудив это, герои двинулись дальше. Даламар пропустил Лорану вперёд себя, окончательно обозначая их роли по крайней мере до того момента, как они попадут к коменданту крепости. С молчаливого согласия мага эльфийка решила идти, не таясь, покуда не встретится явно агрессивно настроенная стража. Сцена на лестнице добавила ей уверенности в том, что, если вести себя высокомерно и властно, под иллюзорным обликом можно будет дойти до кабинета бозака без стычек с драконидами и, соответственно, не вызывая ненужного им шума. Пожалуй, можно бы было убить часовых из лука, это довольно тихий способ, но гарантий того, что тела не упадут со стены, не взорвуться или как-то иначе не вызовут переполох, у неё не было, да и те несколько мгновений, что ей понадобятся, чтобы перезарядить оружие, могут оказаться достаточными, чтобы второй драконид поднял тревогу - всё же постовых правильно “снимать” в паре, как это иногда делали Гил и Танис.
    Свежеоштукатуренная галерея была достаточно длинной и целиком просматривалась со входа, чтобы преодолеть её вальяжным шагом у пары ушло почти полсотни ударов сердца. Рука Лораны в обманчиво расслабленом жесте лежала на рукояти меча, реши вдруг стража напасть на них. Её навыки бойца позволяли расправиться с двумя некрупными драконидами примерно за пару десятков ударов сердца, при условии, что будет достаточное пространство для сражения мечом: кинжалом поразить облаченного в доспехи противника было неизмеримо сложнее, опять же, шум драки мог привлечь других обитателей крепости.
    По бокам от двери, на достаточно просторной площадке, у входа в небольшую пристройку к башне, которую, Гиан, видимо, и называл “теплый будка”, стояли двое часовых. Вид у них был утомлённо-скучающий, мысленно прикинув время, Лорана поняла, что находились они тут с самого утра и сменить их должны примерно через четверть часа. При появлении двух офицеров-сиваков стражи подобрались и нестройно гаркнули что-то, похожее на приветствие, на что принцесса по уже отработанной схеме ответила лишь высокомерным взглядом, и с как можно более уверенным видом потянула на себя тяжелую окованную железом створку. Пожалуй, для сивака её усилия были чрезмерными: для эльфийки створка была достаточно тяжёлой и, чтобы открыть её, воительнице пришлось напрячься, одновременно с этим изображая, будто её рука повреждена и мешает ей вовсе не недостаток силы, а рана на лапе. Стражник дернулся было помочь ей, но она решительным запретительным жестом остановила его, мол, без тебя разберусь, и он, привыкший к подчинению, почтительно отошёл на пару шагов. Расквитавшись с дверью, Лорана с уверенным видом ступила внутрь, не забыв на этот раз низко наклонить голову, помня о том, что её иллюзорное тело имеет свойство проходить сквозь стены. Баазы не пытались помешать им или вообще как-то взаимодействовать с ними. Что ж, видимо, им опять повезло, хотя уверенности, что об их появлении или странном поведении не доложат дальше по смене у них опять-таки не было.
    Оказавшись в маленькой караулке, эльфийка уверенно толкнула и следующую дверь, смысла осторожничать и чего-то ждать она не видела: к нападению она по-прежнему готова, маг, если что, тоже вмешается. В следующем помещении тоже никого не оказалось. На самом деле, крепость была на удивление малолюдной, если, конечно, это слово можно применить к драконидам и иным её обитателям. Должно быть, Китиара отозвала часть её гарнизона для каких-то дел или же приказала усиленно отдыхать накануне штурма соламнийского города. Как можно более тихо она поинтересовалась у всё также шедшего позади Даламара:
    – Не кажется ли тебе, что воинов в крепости маловато?
    Сейчас они очутились в более просторном, чем ярусные залы прошлой башни, помещении, да и обстановка здесь была поприятнее: стены покрывала более свежая штукатурка, свет от, очевидно, магических светильников из креплений в форме драконьих когтей, равномерно заливал всё пространство. В противоположном конце рядом располагались две двери - очередные переходы по внутренним крепостным стенам, по левую руку была лестница наверх и прямо под ней, вероятно, такая же, но вниз, по правую руку - проход в какую-то комнату. Сечение донжона было примерно в три раза больше по площади, чем у соседней башни, так что помимо крохотных хозяйственных клетушек здесь могли размещаться и более просторные рабочие кабинеты офицеров, личные покои и тому подобное.
    Что ж, их путь лежал наверх, однако Лорана вопросительно посмотрела на мага, жестом предлагая обследовать комнату справа.

    Отредактировано Laurana Kanan (2024-01-08 17:27:20)

    +1

    10

    – О повадках драконидов я не слишком осведомлен, но вот драконы отлично видят в темноте. И многие ящерицы. Вполне возможно, что их двуногие родичи – тоже как-то приспособились. А людей в крепости нет. Зачем они тут? У всех драконидов какие-никакие крылья, для летающей цитадели они – гораздо более подходящие бойцы.
    Китиара вообще предпочитала драконидов людям везде, кроме постели, считая их более дисциплинированными, выносливыми и сильными. К тому же, в отличие от людей, полуящеры в присутствии драконов испытывали не панику, а эйфорию, начиная сражаться вдвое яростнее. Что же до зрения… Даламар не был уверен, что дракониды видят мир так же, как люди или эльфы, да и по большей части луны давали достаточно света. И потом…
    – Неужели знакомые тебе замки хорошо освещаются? Это ведь дорого, а пользы мало. А уж в летающей крепости… Только закрытые масляные лампы подошли бы, но эдак Китиаре всю собранную дань пришлось бы на иллюминацию пустить. И для чего? Не думаю, что кто-то всерьез рассчитывал, что враг проникнет внутрь, – он ехидно усмехнулся. – Уж Китиара точно не ожидает, что магам хватит наглости на подобное.
    – Хотя кому б и знать, как не ей, – на этот раз его тихий смех был вполне искренним.
    Стоило им свернуть в галерею, разговор мгновенно прекратился. Насколько хорош слух у драконидов, Даламар тоже представлял себе смутно. Если вновь проводить аналогии с драконами, должен быть довольно слабым. Однако рисковать не стоило.
    Они степенно прошествовали через галерею, демонстративно игнорируя приветствия стражей. Даламар сосредоточился, стараясь пройти сквозь дверь максимально аккуратно, чтобы не оказалось, что хвост или крыло просочились сквозь стену: тут даже бааз поймет, что происходит нечто, уставом не предусмотренное. Дома нужно будет озаботиться поисками более мощного заклинания, которое обладает способностью визуальной коррекции, нынешнее – никуда не годилось.
    Пока же он торопливо оглядывался, в очередной раз пытаясь соотнести увиденное с планом. Странно, у Трамда донжон изображен был как высоченная полая труба с узкой лестницей в стене, оборонять которую могли всего несколько искусных воинов. А перед ними оказался обычный башенный ярус с деревянным настилом, множеством лестниц и несколькими отгороженными помещениями. Похоже, при постройке безопасностью пренебрегли ради удобства.
    Принцесса тоже оглядывалась по сторонам, и с удивлением поинтересовалась, не кажется ли ему крепость малолюдной. Даламар недоуменно хмыкнул, затем все же заметил:
    – Конечно, сейчас цитадель почти пуста. Войска же нужно где-то размещать, кормить, тратить воду, организовывать быт. Это очень непрактично. Гораздо проще держать в крепости небольшой гарнизон, а основную массу солдат брать на борт перед началом выступления, разве нет? Да и те, кто есть, наверняка либо на стенах, либо в казармах, либо наряд выполняют где-то во дворе, что им делать в донжоне?
    По крайней мере, подобные соображения выглядели достаточно логично, однако сам он, конечно, никогда в жизни не командовал крепостью, так что представления у него были только теоретическими.
    – Уж скорее я должен бы тебе подобные вопросы задавать. Вы с Китиарой обе – полководцы, в конце концов, – усмехнулся Даламар.
    У эльфов крепостей и вовсе не было, а сидя в башне, не очень-то много узнаешь о жизни народов Кринна.
    Разговор вновь прервался: впереди маячили проходы в несколько помещений, в которых вполне мог находиться кто-то, способный услышать их голоса. Лоранталаса насторожилась и мягким текучим шагом двинулась в сторону одной из комнат, жестом предлагая Даламару идти следом.
    Он не стал возражать, хоть и не понимал, зачем им дополнительная задержка. Да и лишний шанс нарваться на кого-то. Что ж, свои вопросы он задаст потом, внутри помещения, буде оно окажется пустым. Стоит вспомнить, что его спутница – более опытный боец и хотя бы попытаться немного этому опыту доверять.
    Но прежде чем они успели зайти внутрь, из проема показались двое баазов, тут же вытянувшихся и хором гаркнувших нечто, видимо, бывшее приветствием. Даламар, не имея понятия, что делают в подобных случаях, нетерпеливо махнул рукой в сторону галереи, предположив, что перед ними сменщики тех двоих, устало топтавшихся на часах.
    Баазы торопливо двинулись в указанную сторону. Повезло.
    Стоило им выйти за пределы видимости, Даламар шагнул в тесное плохо освещенное помещение. Других драконидов там не было. Он огляделся: вдоль стен обнаружились две достаточно широкие лавки, рядом с ними – пара сундуков, в углу – стол и группка грубо сколоченных табуретов. По углам валялись фрагменты амуниции. На столе видны были остатки еды, в воздухе стоял тягостный запах подгорелой плоти, мешавшийся с вонью масла, полироли, грязи и затхлости.
    Даламар брезгливо поморщился и торопливо перетек в боевую стойку, доставая из-за голенища сапога кинжал: несколько более крупный, чем обычно используют маги, с потертой рукоятью, намекавшей, что его не раз пускали в дело.
    – Придется убрать тех двоих, что сейчас вернутся со смены, – едва слышно проговорил он очевидное.
    – Сможешь убить драконида одной стрелой? – в меткости Лоранталасы он не сомневался, но достаточно ли даже самого меткого выстрела, чтобы свалить ящера?
    – Я разберусь со вторым, должен успеть раньше, чем он поднимет шум.
    Даламар встал чуть сбоку от двери, так, чтобы молниеносно вскинуть руку и ударить, пока тварь видит в нем пришедшего с проверкой офицера и не ожидает нападения. Удачно, что шлемов стоявшие на часах дракониды не носили: и бить удобнее, и не грохнется потом, понаделав шуму.
    Неподалеку уже слышались голоса и приближающиеся шаги.
    Вот первый из баазов воздвигся в дверях и в нерешительности замер, явно не понимая, что в их конуре забыли двое офицеров. Однако тот, что шел следом, подтолкнул его и оба, наконец, ввалились внутрь, что-то пророкотав изумленно и почтительно.
    Ответом им стала резко взметнувшаяся рука: Даламар изо всех сил вонзил кинжал в глазницу того из драконидов, что стоял ближе к двери: стрелять Лоранталасе удобнее было в того, кто шел первым, а этого темный решил взять на себя.
    Удар к счастью, был достаточно сильным, ящер не успел издать и звука, мгновенно обратившись в статую. Даламар продолжал удерживать руку в поднятом положении, придерживая кинжал, чтобы, когда драконид обратится в прях, нож не наделал шуму, упав на пол. Второй рукой он перехватил короткий зазубренный меч ящера – с той же целью.
    Наконец окаменевший бааз рассыпался базальтовой крошкой. Одежда, ножны и некое подобие бригантины осели на деревянный пол с мягким стуком, наполовину обвиснув на тяжелых окованных железом сапогах, к счастью, оставшихся стоять.
    – Что ж, с этим разобрались. Ты хотела что-то обсудить? – светски невозмутимо поинтересовался Даламар, пряча кинжал в сапог.

    Отредактировано Dalamar (2024-01-28 16:29:49)

    +1

    11

    Даламар был во многом прав в том, что касалось устройства крепостей, хотя сама Лорана как полководец предпочитала держать большую часть наличных войск внутри твердынь, что гарантировало и дисциплину, и меньшие потери в случае внезапных атак с воздуха. Очевидно, Китиаре, с самого начала войны полагавшейся на быстрые, краткие удары, было проще рассчитывать на маневренность, а не сосредотачивать большие резервы за стенами укреплений. Примерно так она и ответила тёмному магу, когда тот попытался её поддеть и, чуть погодя, добавила:
    Полководцы мы, может, и обе, а вот летающих крепостей в моём подчинении нет. Мало ли, может, помимо чертежей ты видел и тактические планы по их боевому применению.
    На этом их разговор прервался, Лорана знаками указала на помещение караулки, куда они последовали в полной тишине. Особых причин направиться именно туда у нее не было, но обсудить детали “работы” с комендантом крепости ей показалось важным. Они знали, где он и что примерно с ним надо сделать, но как именно? В этот момент мимо прошествовала пара баазов, вероятнее всего, на смену тем часовым. Высокомерный повелительный жест позволил и в этот раз не обрести лишних проблем. Солдаты торопливо и услужливо пошли на свой пост, не рискуя даже поднять взгляд на офицеров.
    Каморка стражников являла собой грустной зрелище: объедки, какие-то части доспехов, следы гари и запах затхлости. Впрочем, в людских крепостях было немногим лучше, а здесь хотя бы не нашлось следов присутствия продажных девиц, которых нет-нет да и водили даже высокородные соламнийские войны, пренебрегая и правилами безопасности, и дисциплиной.
    Лорана лишь молча кивнула на слова Даламара, соглашаясь, что в случае необходимости придётся устранить стражников, и в подтверждение своих слов наложила стрелу на тетиву. Расстояние для выстрело здесь было минимальным из возможных, всего несколько шагов, так что она решила подстраховаться и проверила, насколько легко из ножен выходит меч. Заслышав шаги и невнятный гогот за дверью, воительница заняла позицию в углу справа от двери, позволяющую напасть сбоку и не мешать при этом магу, уже заготовившему внушительный кинжал.
    Весь бой занял лишь несколько мгновений: стрела принцессы пронзила горло первого из драконидов, замешкавшегося в проходе и пропихнутого вперед своим напарником. Проткнутая гортань не позволила тому издать лишних звуков. Лорана, убедившись, что противник повержен, стремительно метнулась к его телу, чтобы достать своё орудие прежде, чем тот обратится в камень. Чужой меч, едва не упавший на пол, эльфийка сумела поймать в последний момент до того, как он звякнул о пол. Ни к чему было обозначать лишние следы их присутствия, хоть и по оперению нельзя было понять, кому принадлежала стрела. Даламар быстро расправился со своим соперником, вонзив кинжал тому в глазницу, и через минуту на полу лежали лишь доспехи да пара горок каменной крошки.
    – Ты хотела что-то обсудить? – светскость и непринужденность тона тёмного мага вкупе с невозмутимостью, отразившейся на его драконидской морде, вызвали у воительницы лёгкий смешок. Она благодарно кивнула ему, прежде чем ответить:
    – Можно сказать и так. По правде говоря, изначально просто хотела уточнить, что мы в итоге будем делать с комендантом? Очаровывать? Запугивать? Убеждать? И как быть, если чары в итоге не сработают? Помню, Рейстлин как-то упоминал, что наложить заклятие на другого мага несравненно сложнее, чем на простого воина или селянина, да и разница в сознании других рас вносит свои сложности.
    Закончив свою речь, Лорана вопросительно посмотрела на тёмного эльфа. Понять его реакцию по сдержанному выражению драконидской морды было нельзя, хотя она была готова к комментариям в духе “давай каждый будет заниматься тем, в чём больше понимает”. Тем не менее, маг ей ответил вполне развернуто и аргументировано, но воительница развила тему:
    – Не попробовать ли нам, минуя бозака, сразу отправиться в пункт управления, покуда мы так легко передвигаемся по крепости? Опять же, кровь мы тут уже пролили, рано или поздно это заметят. Да и воинов тут не так много, вполне можно пробиться грубой силой, сняв несколько постов охраны до того, как забьют тревогу. Если я правильно поняла, едва ли нам окажут активное сопротивление, если сделать всё тихо и быстро. Кроме того, как я вижу, и тебе не чуждо мастерство владения кинжалом, а такой путь позволит сохранить магические силы, которые явно пригодятся для уничтожения механизма и отправки нас обратно домой. В этом случае я смогу помочь тебе оружием в большей мере, чем просто прикрывая от внезапного нападения. Правда, риск того, что придётся вступить в прямое столкновение с бозаком возрастает, и тут уже тебе решать, готов ли ты сражаться с магом такого уровня, увы, я тут почти бесполезна.

    Они обсуждали детали ещё достаточно долго, пока не пришли к окончательному решению. Несмотря на то, что караулка была местом достаточно безопасным, герои заблокировали изнутри дверь от случайного вторжения тут же найденным черенком от какого-то орудия, а общаться предпочитали на грани слышимости даже для острого эльфийского слуха. Желания вступать без нужды в очередное сражение явно не было ни у кого из них.
    Наконец обговорив свой план, они приготовились покинуть своё временное убежище, тщательно проверили оружие и прибрали, насколько было возможно, следы недавней стычки. Лорана вопросительно посмотрела на Даламара и на две кучки каменной крошки – может ли тот устранить их также легко, как капли раствора и злополучный плащ в их прошлом укрытии – готовая, впрочем, при необходимости наскоро замести их за грубые сундуки в углу.
    Покончив с этим, герои отправились дальше по коридорам летающей цитадели. Сквозь узкие окна уже высоко в небе проглядывали две луны, их алый и серебристый свет смешивались, окрашивая грубо оштукатуренные стены твердыни в оттенки меди и бронзы, хотя Лорана назвала бы это сочетание скорее кровью с молоком. Обратив взор на Солинари, она мысленно вознесла краткую молитву Паладайну, только после уже вспомнив о тёмных чарах и понадеявшись, что обращение к божеству не повлияло на иллюзию, наложенную на неё магом.

    0


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » И бездны мрачной на краю


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно