— Я позорился сегодня, потому что... беспокоюсь о близких. — Зачем Сергиевский это сказал, он и сам не знал. Фраза сорвалась с языка как пьяное откровение, но за ней скрывалось смутное желание казаться лучше, чем Фредерик сейчас думал. Анатолий не успел развить мысль. Неловкое движение — и отделение для монет в кошельке открылось в неподходящий момент, и содержимое рассыпалось по полу. Выругавшись на родном языке и чудом не ударившись о колено Трампера лбом, Сергиевский принялся подбирать деньги. "Помни об этом, если будешь читать эту муть".
    Мы рады всем, кто неравнодушен к жанру мюзикла. Если в вашем любимом фандоме иногда поют вместо того, чтобы говорить, вам сюда. ♥
    мюзиклы — это космос
    Мультифандомный форум, 18+

    Musicalspace

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Новая Маргарита


    Новая Маргарита

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    Фандом: The Phantom of the Opera
    Сюжет: основной

    НОВАЯ МАРГАРИТА

    Участники:
    Christine Daae, Erik, Raoul de Chagny

    Время и место:
    начало основных событий мюзикла,  23 апреля 1881 год


    Кристин дали главную партию Маргариты в опере по произведению "Фауст". В этот вечер девушка блистала и пела так, как никогда раньше. Но после выступления она падает в обморок прямо на сцене. Рауль следует за девушкой в её артистическую уборную, переживая за свою возлюбленную.

    Отредактировано Raoul de Chagny (2024-02-19 16:35:51)

    +1

    2

    Новая роль мецената далась на удивление легко. Рауль даже предположить не мог, как сильно меняются люди при виде денег: расплываются в улыбке, благодарят, говорят массу хорошего и даже желают наиприятнейшие вещи всем родным. Конечно же, семья де Шаньи всегда была состоятельной и уважаемой. Однако с таким изменением в отношении к человеку лично Рауль столкнулся впервые. Ведь тот случай, когда виконт не мог найти капитана, желавшего его взять в кругосветное плавание, разрешил Филипп. Старший брат долго отсутствовал, а затем явившись домой заявил Раулю, что нашёл судно для него.

    Потому становилось немного грустно, когда Рауль вспоминал как отмахивались и  прогоняли его в театре, когда он преследовал Кристин до кругосветного путешествия. Да, конечно, он не оправдывал своё поведение. Сейчас Рауль вспоминал это с некоторым стыдом, считая что вёл себя недостойно джентльмену и представлял сколько неудобства он доставил Кристин (если она конечно замечала его). А сейчас его встречают с улыбкой. И вот на днях он получил письмо:

    "Достопочтенный виконт де Шаньи,
    Наш театр имеет честь пригласить вас на оперу по пьесе гениального Иоганна Вольфганга фон Гёте  "Фауст". Ждём вас в указанное время (пригласительный билет прилагается) в ложе №2."

    И ниже подпись и фамилии директоров театра.

    Вот, раньше они его едва ли не за ворот выволакивали из оперы, а теперь шлют письма. Рауль решил воспользоваться приглашением отчасти потому, что одну из главных партий должна была исполнять милая сердцу Кристин. За девушку юноша в душе порадовался, потому что до его круиза она не могла рассчитывать на подобное, разве что на хоровые партии. Все дела были отложены в стороны и виконт прибыл в театр даже раньше назначенного времени. Он сидел в приглашённой ложе, слушал как в оркестровой яме тихонько настраивали инструменты, собиралась публика в зале. Отчасти он немного грустил, что пребывает в полном одиночестве и Филипп не смог составить ему компанию из-за появившихся неотложных дел.  С другой стороны виконт был в радостном предвкушении, что снова увидит Кристин. Ведь чтобы не напугать её, он старался держать вежливую дистанцию и не докучать своими преследованиями.

    Отредактировано Raoul de Chagny (2024-02-12 13:46:28)

    0

    3

    Величественный дворец, творение знаменитого архитектора Гарнье, сиял этим вечером особенно ярко, принимая почтенную публику. Аншлаг! Похоже, что парижане питали интерес к музыкальным работам соотечественника. Правда, кое-кого огорчило, что в этот раз спектакль пройдёт без участия примадонны. Поклонники Карлотты стабильно делали кассу театру. Но сейчас, должно быть, они пришли лишь для того, чтобы освистать новоиспечённую солистку, и доказать тем самым свою преданность.
    Для директоров, безусловно, это был большой риск. Из-за этого Кристин ощущала ещё больший груз ответственности на собственных плечах. Костюм Маргариты казался ещё более тесным, чем на репетициях. От света, направленного на неё, бросало в жар сильнее, чем в летний полдень. Спасало одно – мысль о долге. И прежде всего перед тем, кто всегда верил в неё.
    Артисты – чуть ли не самые суеверные создания в мире. Одни перед выступлением от души желают друг другу «сломать ногу», а Кристин, стоя в закулисье, тихо молилась. Закрыв глаза, она просила помощи у своих небесных заступников и клятвенно обещала не посрамить никого из них. Первое появление Маргариты на сцене не требовало даже открывать рот, но волна беспокойства всё равно пробегала по телу юной солистки. Ей не требовалось бросать и взгляда в сторону зала, чтобы почувствовать, как много устремлено взоров к главной героине оперы Гуно. Как они изучают её, препарируют. Что и говорить о том, какие усилия приложила Кристин, чтобы побороть страх перед своим выходом в сцене встречи с Фаустом.
    Но затем выступление прошло будто на одном дыхании. Не было ни зала с величественной люстрой и тяжёлым алым занавесом, ни грохота аплодисментов. Весь мир растворился, как будто это лишь сон. А явь – это голос, за которым вечно следовала Кристин. Даже звуки оркестра, исполнявшие в тот вечер бессмертную музыку Гуно, не могли заглушить его. И даже находясь глубоко под землёй, во мраке подвалов Оперы, учитель присутствовал в этот вечер со своей подопечной. Кристин это чувствовала. Он наблюдал за муками любви её Маргариты и её страданиями. И когда душу героини унесли с собой ангелы, возвещая, что она спасена, силы начали стремительно покидать певицу. Мир безумной каруселью закачался, закружился и подбрасывал её, лишая опоры.
    Кристин еле смогла скрыться за кулисами, прежде чем в бесчувствии упасть на руки своих партнёров по сцене. На поклоны она уже не вышла. Впрочем, её обморок не длился долго.
    «Это всё нервы», – вскоре услышала она, как сквозь толстый слой ваты, чей-то спокойный голос. Скорее всего, принадлежащий мужчине. – «Сейчас мадемуазель придёт в себя».
    Кристин медленно распахнула глаза. Очертания комнаты слегка расплывались, но, к счастью, сознание уже прояснилось. Туалетный столик с россыпью пёстрых баночек и пузырьков, огромное зеркало в золочёной раме – певица узнала свою гримёрную. Должно быть, её сюда принесли неравнодушные служители театра. Рядом с софой столпилось сразу несколько человек, которых Кристин медленно обвела взглядом. В нём не было никакой тревоги или даже удивления, словно всё шло своим чередом… но только до тех пор, пока она не столкнулась с удивительно знакомыми глазами.
    Зрачки резко сузились. Нижняя губа непроизвольно дрогнула на тихом вдохе. Кристин казалось, что вот-вот она снова лишится сознания от избытка эмоций. Прямо сейчас рядом с ней был он…
    «Рауль... боже, как он здесь оказался?»
    Вероятно, он слышал, как она пела. В это мгновение Кристин особенно отчётливо почувствовала заполошное биение собственного сердца. Зачем он пришёл к ней? Волновался? Может, собирался ей что-то сказать? Ему понравилось выступление? Столько времени она не замечала и не догадывалась… хотя, кажется, до неё доносились раньше слухи о таинственном поклоннике. Был ли это Рауль? Кристин отмахивалась от любых сплетней. Хватало и того, что рассказывают о происках Призрака Оперы.
    Кристин уже собиралась заговорить, но почувствовала, что в этой комнате есть кто-то ещё. Разумеется, помимо тех, кто стоял сейчас перед ней с озабоченным видом. Это немного озадачивало. Было у неё что-то, что можно было назвать «внутренним зрением». Она помнила эти ощущения, когда отправлялась искать загадочных фейри из бретонских легенд и оставалась одна в густых сумерках у болот. Будто происходило что-то, чего нельзя увидеть, а только почувствовать.
    Краем глаза Кристин зацепилась за чистую гладь большого зеркала. И едва заметно сжала пальцы на подоле своего костюма, на котором только ослабили шнуровку, чтобы дать доступ воздуху.

    Отредактировано Christine Daae (2024-02-08 14:44:42)

    +1

    4

    Представление началось. Виконт любил искусство в любом его проявлении, а особенно когда оно ещё и сопровождалось пением той, которая никак не покидал его мыслей... В этот раз Кристин пела просто великолепно. Казалось будто ангелы в этот вечер пели вместе с ней. Рауль был счастлив, что сидел в ложе совсем один и никто не видел его лица. Если бы Филипп в этот вечер посетил с ним оперу, то непременно бы разгадал по лицу младшего брата истинную причину внезапного желания стать меценатом именно Гранд Оперы.

    В какой-то момент ему показалось, что не существует больше никого и ничего кроме него, Кристин и её чудного голоса. Рауль бы согласился слушать его вечно и немного огрчался, когда заканчивалась её очередная ария. На миг почудилось, что девушка поёт именно ему. Правда Рауль тут же смутился своей наивности. Конечно же это было не так. Ведь Кристин вероятнее всего и не догадывалась о его присутствии.

    Однако ближе к концу юноша стал замечать бледность возлюбленной и не на шутку беспокоиться. Когда же Кристин не вышла на поклоны, Рауль сам побледнел, осознав что девушке не здоровится. К слову, рядом на кресле лежал букет цветов, который виконт собирался приподнести вюзлюбленной по окончании оперы. Вернее надеялся на то, что у него хватит духу это сделать... Впрочем сейчас никакой букет не имел значения. Рауль спешно покинул ложу. Поначалу он старался незаметно обходить людей, которые замедляли его продвижение к сцене. Но беспокойство нарастало и виконт начинал нервничать.

    -- Пропустите! Дайте пройти!.. Пропустите же! - в непривычной для себя манере хмуро восклицал юноша, продвигаясь через толпу. В какой-то момент он даже забыл про манеры и несколько раз даже толкнул тех, кто не слышал его просьбы или же не хотел уступать дорогу.

    Едва пробравшись за кулисы он узнал, что мадемуазель Даэ стало плохо прямо во время представления и она лишилась чувств. Её унесли в артистическую. Туда же направились директора и доктор. Рауль досадно выдохнул и отправился к знакомой ему двери. Сколько раз он уже подходил  к ней и боялся даже постучаться! Правда в этот раз он был более решителен и бесцеремонен и вошёл даже без стука. Он оглядел всех присутствующих и спросил:

    -- Она здорова?
    -- Это всё нервы, - отвечал доктор, - Сейчас мадемуазель придёт в себя.

    Действительно, так и произошло. Девушка открыла глаза и посмотрела прямо на него. Рауль почувствовал дрожь в ногах от волнения. Ведь впервые за долгие годы он увидел её прямой взор, но не мог понять, а узнала ли она его.

    Набрав  побольше воздуха, виконт шагнул немного ближе к Кристин и опустился перед ней на колено. Он хотел взять ее руку, но не решился.

    -- Мадемуазель... Даэ, - немного дрожащим голосом заговорил Рауль, - Как вы?.. Вы меня помните?.. Я ... Давно ... Я спас ваш шарфик из воды... Мы тогда были ещё совсем детьми... Помните?.. Меня зовут Рауль... Я - виконт де Шаньи. Помните?

    Непонятно по какой причине, но его накрыло волнение, с которым юноша едва справлялся.   Говорил сбивчиво, почти бормотал. При этом чувствовал как пересохло во рту от всех переживаний и волнений.

    Словом, виконт остался очень собой недоволен. Столько раз представлял их встречу и совсем не ожидал, что все окажется именно так! Оказалось, что плавать под парусом легче, чем говорить с мадемуазель Кристин.

    Отредактировано Raoul de Chagny (2024-02-13 12:40:12)

    +1

    5

    Она помнила всё. И светлые дни их цветущей юности, и уютные вечера за страшными рассказами о духах и героях. Отблески весёлого костра в родных глазах и пронзительное до дрожи пение скрипки ещё долго снились Кристин одинокими ночами. Но со временем она примирилась с мыслью, что им с Раулем не суждено снова встретиться.

    Наследника де Шаньи ждала иная судьба. Возможно, думала Кристин, пока она искала себе место в кордебалете, Рауль уже бороздил морские просторы. Как и мечтал ещё в детстве. Девушке оставалось по-матерински бережно баюкать в своём сердце воспоминания о тех прекрасных днях рядом с ним. Особенно, когда юной певице явился Ангел Музыки и дал чёткое указание посвятить себя всецело музыке. Ни о каких мирских удовольствиях она не имела права всерьёз думать, ведь они были слишком мелочны по сравнению с её грандиозной миссией.

    А теперь молодой человек, предмет её невинных девичьих грёз, стоял перед ней, точно во сне. Когда Рауль опустился на одно колено, Кристин на секунду почувствовала себя ещё более смущённой и растерянной. Даже в страшном волнении, едва ли контролируя себя, её гость сохранял безупречность манер. Она отметила про себя, что он изменился: вытянулся, возмужал, в нём ещё сильнее ощущалась стать, «порода». Но в то же время Рауль остался таким же трогательным юношей с ясным взором, каким она его запомнила. И, боже, как его голос дрожал! Кажется, это волнение передалось и ей. Хотелось ободряюще сжать эту крепкую бледную руку, подарить самую нежную из улыбок и говорить… много говорить…
    «Конечно, я помню вас! И всегда помнила. Вы были моим храбрым рыцарем. И сейчас, когда вы появились, мне, правда, стало лучше», – вот, что хотела сказать Кристин.

    Но заветные слова так и не сорвались с её уст. Вместо этого Кристин попыталась поскорее взять себя в руки. Мало того, что она постеснялась бы так горячо говорить о том, что касалось их лично, при других господах. Но она ещё и ощущала присутствие своего строгого учителя, который не спускал глаз со своей подопечной. Если бы не этот обморок, Кристин бы уже говорила с ним tête-à-tête в своей гримёрной, обсуждая планы на будущее. Но теперь он вряд ли пребывал в прекрасном расположении духа от такого повышенного внимания к новой Маргарите. И в порыве праведного гнева в Ангеле могли проявиться далеко не ангельские качества.

    Кристин с удивлением для себя ощутила, что с возвращением Рауля даже её оглушительный успех кажется не настолько ярким моментом в жизни. Это можно было сравнить с возвращением домой из долгой поездки, откуда она могла привезти лавину приятных впечатлений, которые, тем не менее, не заменят радости при виде родных стен. А если в её сердце появляется что-то, что может хоть капельку соперничать с желанием войти в царство музыки, это уже становится опасной привязанностью. Кристин могла этого до конца не осознавать, но в глубине души испытывать тревогу. Да, в конце концов, даже её саму эта перемена начинала немного пугать. Необходимо было срочно что-то сделать. Директора, с любопытством наблюдавшие за всей этой сценой, уже обменивались многозначительными взглядами.

    Лицо Кристин сделалось настолько сосредоточенным, что скорее напоминало маску. Она приподнялась на локтях, чтобы принять более удобное положение, и произнесла как можно более ровным тоном:
    – Месье… вы, должно быть, что-то путаете.

    Ей непросто дались эти слова. Отвратительное чувство от проявления такой показной бесчувственности стремительно растекалось по телу. Казалось, что кончики ушей (к счастью, так удачно спрятанные за копной густых локонов) у неё горят. Чуть тише дрожащим голосом она неуверенно добавила извиняющимся тоном:
    – Или мне пока ещё нехорошо… доктор, – предупреждая волнения дежурного врача при Опере, Кристин выставила ладонь перед ним и легко, как будто сбрасывая с своих рук лёгкую паутинку, произнесла:
    – Прошу, не волнуйтесь, я справлюсь. Мне только нужен отдых.
    При этом она больше не решилась смотреть ни на кого и опустила глаза. Оставалось только гадать, о чём же подумает Рауль.

    Отредактировано Christine Daae (2024-02-14 06:44:19)

    +1

    6

    Да, Рауль не раз уже представлял такое положение дел, когда Кристин просто не вспомнит его. Правда это было то, чего он так боялся. И сейчас сбывались худшие опасения. Совершенно безразличным тоном мадемуазель Даэ сообщила, что возможно он ошибся. В этот момент де Шаньи побледнел и почувствовал, как земля уходит из под ног. В ушах поднялся какой-то гул, а в глазах даже на миг потемнело. Рауль осознал, что если сейчас поднимется на ноги, то скорее всего лишиться чувств прямо в артистической, что для офицера служившего на флоте уж совсем неприлично. Поэтому какое-то время он так и стоял на одном колене, не моргая глядя на девушку.

    Нет, у Рауля не было цели смутить мадемуазель своим прямым взглядом. Просто в тот момент он был всецело поглощён своими мыслями:

    "Неужели вы, мадемуазель Кристин, всерьёз считаете, что я могу вас с кем-нибудь спутать? Я узнаю вас даже по звуку шагов и едва уловимому аромату духов. Я слишком много времени провел в раздумьях о вас и поверьте даже в беспамятстве я вас не смогу ни с кем спутать..."

    Первый его порыв был настоять на личном разговоре и потребовать объяснений. Однако он замешкался. И правильно сделал. Поступив так, он возможно навсегда отвернет от себя милую Кристин.

    Когда стоять и смотреть в упор становилось совсем уже неприлично, Рауль молча поднялся на ноги и отошёл к двери, но комнаты не покинул. Он так и стоял, все ещё бледный, с силой сжимая челюсти от досады. Правда юноша сам не понимал, что он здесь делает. Но даже после такого холодного ответа, Раулю не хотелось покидать её и оставаться подле как можно больше.

    В голове мелькали беспорядочно сотни вопросов:
    "Неужели, она действительно не помнит меня? Что же теперь делать? А если она просто смутилась и потому ответила именно так? Тогда что же, а точнее кто её так смутил? "

    В какой-то миг Рауль почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он облокотился о дверной проем, но не вышел.

    В этот момент, доктор, видя что мадемуазель Даэ уже лучше, настоятельно попросил посторонних выйти и дать певице возможность отдохнуть.  Виконт пропустил всех и, дождавшись когда они с девушкой останутся одни, обратился к ней:

    - Кристин, вы меня не помните?.. А я вас не забывал все эти годы.

    Он очень хотел говорить спокойно, но голос прозвучал глухо.

    Затем он нехотя последовал за всеми остальными и покинул артистическую, ту порог  которой он столько месяцев надеялся переступить и заключить Кристин в свои объятия. Правда у судьбы были другие планы.

    Отредактировано Raoul de Chagny (2024-02-16 21:11:23)

    +1


    Вы здесь » Musicalspace » Фандомные игры » Новая Маргарита


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно